Вверх

American Ultra

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » American Ultra » ПАРТНЁРСТВО » Manhattan


Manhattan

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

[ГОСТЕВАЯ КНИГА] [ХОЧУ НА МАНХЭТТЕН]

https://66.media.tumblr.com/1a3bd49f2d8c69a0fe55d63031428220/tumblr_odalnv5MX61spd9kco2_500.gif
Манхэттен.
Остров грез и несбывшихся надежд, где в калейдоскопе страстей и растворяешься без остатка. Манхэттен – хамелеон. Широкая и открытая улыбка на его лице легко сменяется презрительной гримасой. Манхэттен безмятежен, как гладь пруда в жаркий полдень, и смертельно опасен, как ночная гроза в буйствующей стихии моря. Размашисто щедр и болезненно скуп. Готов облагодетельствовать тебя, но в тоже мгновение способен и разорить без минуты колебания. Он столь разнообразен, что понимаешь – здесь есть угол и для тебя. Манхэттен - последний, решающий, окончательный остров мечты. И он всегда готов принять новых жителей.

[Сюжет] [Занятые внешности]  [Нужные персонажи]

0

2

https://66.media.tumblr.com/d5efbbf3c64dc8860cf5030e693cbcf4/tumblr_oblmd0M0VB1us77qko1_1280.png

0

3


https://68.media.tumblr.com/925e9c4f83289a51c314ed770ebbf4ab/tumblr_oe2bw3Lsyi1spd9kco7_r1_540.png

https://68.media.tumblr.com/749272dd35070d99d818d40c523e83c0/tumblr_ojtxeePeV11spd9kco2_1280.png
Если есть цена, которой можно покрыть все свои грехи, Филип заплатит её, не раздумывая. Возможно, такой ценой является его смерть, когда он сам, как источник бед черноглазой вороны, исчезнет, освободив её от гнёта и счастья самого его присутствия. Когда-нибудь, обязательно. Но пока он жив, он сам будет решать, как стереть черные краски с того холста, что он пытается назвать жизнью. А если и не стереть, то нарисовать на этой черноте что-то яркое. Должно получится. И непременно получится.
Например, чем не звезды в темноте – яркие игрушки, которых уже больше, чем достаточно, но «он же хочет, Мора». Взглядом, красноречивым, а может, немного молящим. «Дай мне, пожалуйста, дай мне возможность быть хорошим волшебником». Тележка, в которую половину занимает плюшевая-и-сотая-по-счету собака, краски и деревянная железная дорога. А ещё глобус, да и какая разница, что пользоваться Матиас им не будет. Можно стереть растворителем все эти чертовы континенты, и он нарисует свой мир сам отпечатками ладошек.
Ворох пакетов, что едва ли помещаются в багажник. Стоит уже давно купить другую машину, да. Фиолетовый зверь пристегивается по соседству с детским креслом. Привычный маршрут до дома сменяется поворотом в семейный ресторан. Потому что дома нам тошно, Мора. Да и к тому же, а, к черту это «тому же…»

читать продолжение: «нарисованное море - глубоко до дна»

Привет.
Мы снова здесь, представляешь?
Смотрю в твой профиль и понимаю, что уже в третий раз в этом образе я пишу тебе речь.
Ты помнишь, с чего все начиналось? И у них, и у нас. Помнишь ту случайность, что привела тебя ко мне по заявке? Я до сих пор не знаю, что в моей тогда еще совсем другой, слабой, странной, лишенной какой-либо идеи и внятности заявке привлекло тебя, но я безумно благодарна богам ролевого мира, что свели нас вместе и сейчас я, в третий раз, пишу речь для Ришара.
Я сейчас сижу и читаю два твоих предыдущих лучших поста и вдруг понимаю, что каждый из них — переломный, несущий огромное значение для истории наших персонажей. Помнишь утро после окровавленных простыней? Помнишь, как белоснежная рубашка впитывала алую, липкую кровь? Это было самое начало, мы тогда поклялись на крови в неверности друг другу.
А помнишь второй? Он тоже был полон крови, и снова твоей, на которой ты клялся уже в верности памяти Моры и Матиаса, чтобы ни случилось.
И вот сейчас, в этом посте, уже нет настоящей крови, но Ришар все равно клянется на ней, на сей раз сделать все, чтобы сделать счастливыми двоих, нет, уже троих самых важных для него людей.
Эти двое крепко спаяны, сплавлены не озвученными обетами на собственной крови, перед лицом смерти, и это — нерушимый союз, сколько бы ошибок они не совершили. Это потрясающая пара и без тебя ее бы не получилось, и я благодарна судьбе, что могу еще раз сказать тебе спасибо за все. За то, что ты меня вдохновляешь и помогаешь двигаться вперед, за то, сколько всего мы вместе прошли и сколько портвейна выпили за разговорами и бессчетными сигаретами.
А еще я, наконец, могу тебе отвесить прилюдного пинка за то, что тебе не нравятся твои посты. Мы же сейчас оба понимаем, как это нелепо звучит в данной ситуации, да? Ведь у тебя совершенно особенный стиль, цепляющий с первого слова поста и не отпускающий до самого его конца. Твои рваные предложения, тесно сплетенные действия и мысли персонажа, выбивают воздух из моей груди. Ты каждым постом раздираешь себя, залезаешь в самые далекие, самые страшные закоулки подсознания персонажа, выворачиваешь его насквозь и выворачиваешь тем самым и меня, и каждого, кто этот пост читает. Ты — просто уникален. И я безумно тебя люблю.
Я знаю, что сейчас реал все сильнее глотает не только нас, но и все наше вдохновение, забирает все наши силы, но я верю, что мы — справимся и напишем эту историю так, чтобы персонажи будут спаяны еще крепче. Ведь мы можем брать пример с них, наших персонажей, которые находят в себе силы жить несмотря ни на что и вопреки всему. И мы найдем в себе силы и станем, наконец, счастливыми безоговорочно, как скоро станут и они. Ведь правда?
Родной, ты себе не представляешь, как я тобой горжусь! И буду гордиться всегда.
Я не устану повторять, как благодарна судьбе, которая нас свела, подарив мне такого чудесного человека. Или все-таки здесь постарался ты?
Поздравляю, родной! Сегодня и всю неделю лавры лучшего игрока — твои. А я просто еще раз скажу, как сильно тебя люблю.
Твоя рано повзрослевшая девочка.
   
(с) МОРА

http://sh.uploads.ru/iDClG.png

https://66.media.tumblr.com/8528225c297a548241642041f7d2848f/tumblr_ofhvextNPw1us77qko6_75sq.png
Кевин

https://66.media.tumblr.com/f1f03de12c15f6d7712ece4b5ed574ec/tumblr_ofhvextNPw1us77qko3_75sq.png
Маргарет

https://68.media.tumblr.com/2a37dc895c0f6ae789e600c5f222a2e2/tumblr_ojtxeePeV11spd9kco5_r1_75sq.png
Рик

http://imgdepo.com/id/i10168023
Зеро

https://68.media.tumblr.com/ac42a6dfa8f630674604041c603ef16b/tumblr_oe2bw3Lsyi1spd9kco1_75sq.jpg
Адам

http://imgdepo.com/id/i10168021
Брайан

http://se.uploads.ru/bzNsL.png

Еще один сон. Кажется, я начинаю сходить с ума. Помнится, когда я из-за неудачных отношений отправила вам картинку с надписью «Через съехавшую крышу, лучше видны звезды», вы сказали, «если бы ты влюбилась в меня, то тогда можно было бы сказать, что крыша съехала». А теперь, что вы скажете? Значит ли это, что у меня действительно поехала крыша? Можно на «ты»? Вы не обидитесь? Один раз…
Кто же знал, что все так обернется? Ведь мы никогда не были близки. Ты относился ко мне, так же как относился к другим, учтиво, вежливо и все. Когда все поменялось? Я не знаю, я не помню. Просто однажды я поймала себя на мысли, что очень хочу прижаться к тебе… но это неправильно, так нельзя…
Так много вопросов накопилось у меня. Скажи, думаешь ли ты обо мне, когда меня нет рядом? Ждешь ли нашей встречи, так же сильно, как жду его я? Ревнуешь ли ты меня, начинается ли твое сердце биться быстрее от страха, когда видишь, что я пишу кому то? Боишься ли ты потерять меня...

«dream catcher» Мелисса

Когда Джереми только приехал в Нью-Йорк, в музей Армстронга он ходил как к себе домой. Ему нравилась атмосфера этого места, нравился скрипучий голос экскурсовода и нравились фотографии на стенах, который каждый раз раскрывались по-новому. К тому же, там проигрывали любимые молодым человеком бессмертные песни со старых виниловых пластинок, одна из которых ушла в руки Скарлетт. Джеру было не жалко отдать свой трофей девушке, даже если бы ничего не вышло. Все же она успела занять определенное место в его голове, а это дорогого стоит. Большую роль сыграл контраст между Скарлетт и Шайлин. И с каждым днем он находил все больше отличий, убеждаясь раз за разом, что его вкусы весьма специфичны, и чем труднее достигнуть цели, тем более желанно её достижение. Удивительно, но в этом случае целью была сама девушка, а не галочка напротив пункта «добиться её расположения», после которого в шаблонных списках идут «затащить в постель» и «цель достигнута, теперь избавься от нее».
Скрыть в экскурсионной группе двухметрового парня – задача не из легких, но с ней Джереми справился. Другая одежда, шапка, темные очки, немного сутулости, накладные усы и бакенбарды, и вот уже перед вами другой человек.

«Секрет свободы - это библиотека» Джереми

- Мам, - Элиас не удержался, не смог закрыть в массивном ящике сознания свои мысли. Проведя несколько часов под моросящим дождем, окончательно промокнув и начав вздрагивать от мерзкого холодка, бегущего по спине, он вернулся домой. Снимая с себя потемневшую от влаги толстовку, Хьюстон прошел в гостиную, где его мать сидела на светлом диване с какой-то толстой с многочисленными страницами книгой, а фоном служил работающий на минимальной громкости телевизор. Глупая привычка, которую никогда он не мог понять. Женщина оторвала взгляд от книги и подняла его на младшего сына. – Я всё никак не могу понять… Почему вы не отговорили Роба? Почему он поехал в горы кататься на лыжах, когда делать этого совершенно не умеет? – раздраженно от собственных слов сжимал сильнее серую ткань толстовки в руках, наверное, в каком-то импульсивном желании разорвать ее на части. – Даже я знаю об этом. Даже я бы отговорил. – боль подступала к горлу удушливым тошнотворным комом, а из него вот-вот должны были начать расти мерзкие, склизкие клешни-щупальца, обвивающие шею и сжимающие ее, преследуя одну лишь цель – задушить, умертвить. Женщина еще несколько мгновений невидящим взглядом смотрела на сына, а тот уже видел, как ее глаза наполняются слезами. И она заплакала. Плакала, плакала, плакала. Срываясь тяжелое дыхание от нехватки воздуха в легких. Элиас сглотнул, пытаясь согнать этот ком в горле вниз, но не получилось. 
«Houston, we have a problem» Элиас

Его широкая улыбка пугает людей. За маской барской лени и вальяжности проглядывает хищник.
Поэтому он улыбается только краем губ. Отработано.
Утопая в кресле напротив портрета он позволяет себе разглагольствовать. Может даже сболтнуть лишнего, если пара глотков все же развяжут язык. Эта горничная может сгинуть в недрах сточных вод, как и десяток ее предшественниц. Он не привязан к этому месту, вскоре покинет его в каюте "люкс" корабля, отплывающего с городской пристани, о чем свидетельствуют билеты в ящике комода, на которые наткнулся накануне любопытствующий взор женщины с метелкой. От того она позволяет себе задавать вопросы необычному постояльцу, который несмотря на харизму и богатство проводит все дни во тьме съемного номера в одиночестве. К нему никогда не приходят друзья или подруги, не бывает даже шлюх и ростовщиков.
Он читает ее мысли, проступающие на лице перед уходом так явно, как иные письма, написанные черными чернилами. И отмечает, что сегодня она умрет в своей постели. Это его дар ей, она всегда была расторопной.
Опускается на пол, доливает себе виски в стакан почти до края и смакует, рассматривая выражение глаз напротив.

«Galatea» Адриан

- Это Джейд - моя малышка, - не отрывая взгляда от кодлы, кивнул парень на девушку, после чего все-таки выпрямился, порешив, что уже достаточно перепугал этих отморозков, к тому же ничего против них он покуда и не имел, они уже пару лет мирно сосуществовали на общей территории. - Кто тронет, - он обвел лезвием ножа вкруг компании, убедившись, что слышат его хорошо и все. - Будет мочиться, сука, в пакет, - и плевком поставив точку в своем монологе, Мэд обнял Джей за плечи и повел ее к себе, под крышу трейлера, уже не оборачиваясь на свист и окрики своих корешей, решить вопросы с которыми он может и на утро, и уж тем более - не сейчас, когда ему нужно было припрятать свое бесценное сокровище, вновь приобретенное, которое теперь Берк уже ни за что не упустит, даже если придется отстреливаться от копов, пришедших по его душу. Даже если Джейд вернулась к нему, чтобы просто по-человечески попрощаться.
И только за закрытой дверью, что мужчина "надежно" подпер тремя ящиками пива, он вопросительно глянул на девицу, не понимая вот прямо сейчас как ему на что нужно реагировать, но после бросил это гиблое дело и просто зажал ее в своих объятиях так сильно, что Джей застонала и уперлась ладошками ему в грудь, где до сих пор впивался в ребра пистолет - единственное, что предпочел Мэдок отложить в сторону, прежде чем пригвоздил барышню к стене без малейшего права на обжалование своей любви, шанс для которой ему был выдан едва ли не авансом.

«Чужого мне не надо, но свое я возьму, чье бы оно не было» Мэд

Глубокое провинциальное происхождение Джека бросалось в глаза сразу же, стоило ему выехать на своём пикапе на любое авеню хоть вдоль, хоть поперёк Манхэттена. Иногда он любил этим самую малость бравировать, чисто для интереса, выводя чистеньких и опрятных манагеров среднего звена, оказавшихся на своих чистеньких и опрятных машинках рядом на перекрёстке. Не то, чтобы Эйвери вообще было до них хоть какое-то дело, да и последний стетсон валялся где-то дома, периодически кочуя на заднее сидение автомобиля и совсем уж редко на голову, когда на ипподроме требовалось выпендриться перед каким-нибудь залётным денежным мешком. Однако сам его вид, выражение лица или манера держать голову как будто бы предполагала наличие бычьих рогов на переднем бампере и кусок жевательного табака вместо ригли. Пёстрый Нью-Йорк вмещал в себя такое количество ширпотреба, что место находилось всем, однако провинция в Джеке отвоёвывала себе достаточно пространства, чтобы создавалось ошибочное впечатление, будто он приехал только вчера. На протяжный южный говор с неистребимым акцентом, узнаваемым практически всегда, Эйвери ловил себе подружек в барах, где на дальней от входа стены в обязательном порядке висел дартс, а чуть поближе к середине кучковались бильярдные столы, и не хватало только голого Шварценеггера, требующего одежду и мотоцикл, для полного набора клише, не трепетно любимых Джеком и не особо уважаемых, однако простых, как монетка в два цента. 
«recognized you at once» Рипли

http://se.uploads.ru/xKjQ9.png

Есть только вечное "вчера"

Лучшая игра недели

Прогнать Бена стало самоцелью. Ранее у нее не хватало духу указать любимому монстру на дверь. Он, всегда только он мог распоряжаться, когда оставаться или уходить. Он играл судьбой Марии, гнал прочь или удерживал силой. Он решил расстаться.. Под занавес жизнь решила сыграть с ирландкой злую шутку, поменяв их ролями. Мария вынуждена отдалить мужчину от себя любыми средствами, пока он не понял, что случилось не поправимое.  Она слишком хорошо помнила ужаснейшие пять дней зимы, когда Бенджамин лежал на смятых простынях, бледный осунувшийся, с огромными синяками под глазами. Он медленно угасал, а Ри ничегошеньки не могла изменить. Она убедила себя, что сможет удержать смерть на расстоянии. Тщетно. Отчаяние, ни с чем не сравнимый ужас видеть, как умирает любимый человек..
Бен сильный. Зверь внутри поможет ему преодолеть все. Погибни ирландка от руки МакЛина, он бы утопил банду в крови и, может быть, в этом нашел успокоение.

Мария

Он просто верил ей, в любой ситуации, когда во второй раз вышел из тюрьмы и понял, что не она была истинной предательницей. До сих пор верил, и будет верить всегда. В нее. В когда-то несуществующих «них». В злую игру судьбы, которая так любила смешивать карты и ставить подножки. Бен падал, но опять поднимался и шел вперед, потому что знал, что в конце пути его обязательно будет ждать она. Верил в то, что в жизни монстра тоже есть лучик света, делающий его лучше, терпеливей, добрее. Даже если эта несущественная перемена продлится не дольше чем один мимолетный взгляд в глаза. Его светом была и остается Мария. Он не научится делиться тем, что чувствует, не станет другим… тем прежним парнем, которого она полюбила, с которым не стыдно пройтись по улице среди сотни прохожих, без страха, что на запястьях опять защелкнутся наручники… это все не важно, если рядом есть она и принимает его таким, каким он стал теперь.
Он верит. Почему не верит она? Зачем гонит прочь?

Бенджамин

I'm in love with a killer (c)

На собственное тело действительно злился. Так его оно еще не предавало. И эта невозможность совершать даже самые простые действия без того, чтобы после полностью не лишиться сил злило неимоверно. Так же, как злила боль, что сейчас напомнила о себе, когда растревожили рану.
Впрочем, как и сказала Мириам, уже действительно было не больно. Или не так больно, чтобы можно было не обращать на это внимание. И если раньше в плечо и шею Адам утыкался в бессознательном поиске защиты от не особенно-то приятных ощущений, то после того, как он осознал, что буквально вжимается лицом в нежную шею, почувствовал губами чужое тепло и травяной запах, мысли переметнулись. Точнее – и вовсе вымелись из головы. И губы кожи коснулись полуосознанно. И еще раз. И снова. Хотел это сделать, с этим не поспоришь. И мог. Потому и сделал, наверное. Но над собственными действиями сейчас не задумывался. Пока Мириам его не осадила.
Рик

Прав был охотник… Сам не знал, насколько прав. Не обошлось без Мириам его путешествие в страну грёз. Опоила настоем сонным, чтобы не прыгал туда-сюда по всему дому, а рану свою заживлял, как велено. Заодно и расквиталась за слова резкие, а то взял моду – лекаря не слушаться да женщину голосом осаживать. Не привыкла ведьма к такому, равно как и к проявлениям полузабытых «нежностей». Позади осталось время, когда сама могла сидеть вот так, уткнувшись носом в отцовскую ямочку между ключицами, и вдыхать его запах, едва касаясь невесомыми дочерними поцелуями, невинными и не совсем одновременно. И этот, вишь, так же тянется, тревожа и волнуя до дрожи, которую Мириам сама от себя еще скрывала даже. Не прикасались к ней мужчины так. Не позволяла раньше. А охотнику – пришлому да чужому – позволила. Не иначе, чуяла что-то подспудно. Родственное. Созвучное.
- Тоже сирота, значит, - отозвалась на слова об отце Георге и понимающе кивнула.
Лианна

la vie en rose

Солнечные лучи иногда пробиваются сквозь пелену грязно-серых облаков, небо изредка проступает сквозь них голубизной, а под ногами пружинит  сочная, зеленая трава. Я иду по ней неизмеримо долго, блуждаю по лабиринтам четких линий рядов и порядковых номеров, чтобы, наконец, опуститься рядом с тобой, поставить нашу старую корзинку для пикников, в которой лежат твои любимые сандвичи и виски, который ты мне так редко позволяла пить. Наконец, я готов.
Здравствуй, родная моя!
Я принес тебе твои любимые цветы.  Ты никогда не любила розы или орхидеи - они казались тебе вычурными и помпезными. Ты запрещала мне обрывать клумбы, когда мы в юности гуляли ночами, ты ругала меня за цветы, которые я тебе приносил. Но ты всегда любила желтые тюльпаны. Не помню, как я смог это понять. Они осыпались уже через пару дней на пол нашей кухни, но ты все равно принимала только их. Сейчас я принес тебе целый букет.
Джо

Сегодня удивительно прохладно в нашем городе, в нашем районе. Мне даже приходится накидывать на плечи тяжелый палантин, чтобы не била дрожь от сырого ветра, от стремительно летящих облаков. От чувства потери и пустоты.
Я смотрю на ровные ряды могил, тяжело вздыхаю. Здесь расчерчено все так же, как в наших кварталах. В тех, в которых терялись подростками, переехав сюда из разных концов города. Возможно, мне подарила ее судьба, а я упустила свой шанс. Возможно, это было мое проклятие. Но сегодня я здесь.
Я принесла ей любимое вино. Белое и сухое, как ее пальцы, которые так и не тронула старость. Может, чуть сильнее стали выступать вены. Чуть суше стала кожа. Но когда я в последний раз держала их в своих иссохших уже ладонях, мне все казалось, что ей все так же двадцать лет. И не было в ее жизни всего того, от чего залегли на лбу тяжелые, хмурые морщины печали.
Джэнни

Давай не любить друг друга ГРОМКО!

Поговорим об умном. Об философском. О вечном. О том, что сопровождает нас на протяжение всей жизни. О такой вещи которая идет рука об руку с человеком. Одни называют ее удачей. Другие судьбой. Но эта спутница неразрывна связана с каждым из нас. Так вот. В этот момент я возненавидел свою удачу. Какого черта? Я всегда был любимчиком судьбы. Ее баловнем. Тем, кто выходит сухим из воды даже из самых. Повторюсь для особо одаренных. Самых неприятных ситуаций. Я всегда мог выйти сухим. Потому что в этом был весь я. Улыбка. Шутка. Жесты. Все это помогало мне. Или же мне помогала она. Госпожа удача. Нет. Богиня удача. Но сейчас она на меня обозлилась. Хотя правильнее сказать намного раньше. Черт ее пойми за что. Но мне вдруг перестало везти. Хрен пойми почему. Но именно в тот момент, когда я перебрался в штаты. Финиш. Клиника. Все пошло по наклонной вниз. А это знаете ли обидно. Когда ты всю жизнь карабкаешься вверх и только вверх. Даже падения в итоге превозносят тебя выше. А тут бац. Упал.
Джейсон

Ева всегда считала глупостью все эти встречи как в кино или на страницах книг, реальность всегда была иной, не такой приукрашенной. Книги и фильмы были своего рода отвлечением от быта, разукрашивали его серость яркими красками. Бедная Ли, зажатая ближе к окну подсевшим к ней парнем, все еще ничего не понимала, а потому не сводила своего недовольного взгляда с Евы, которая чуть больше обычного молчала. Когда Джейсон сел напротив нее, внутри все сжалось, а затем резко перевернулось, чтобы увеличить дистанцию между ними собой, Ева спешно откинулась на спинку кожаного дивана на котором сидела. Теперь на нее смотрели три пары глаз, правда глаза парня, у которого явно были проблемы с весом то и дело метались от телесных форм Ли, на Джйсона, а затем на Еву, но все это было так же хаотично, как и мысли Евы о том, чем она провинилась, что нити их судеб с Мориарти вновь переплелись. Друзья Джейсона, сколько помнила о своих отношениях с Мориарти Ева, никогда ей не нравились.
Ева

Дождь не может быть вечным

В первые мгновения Нина ощутила себя растерянной: не в её духе знакомиться с людьми на улицах, особенно по ночам. Она и не заметила, как мягко опустившиеся на город сумерки сгустились и превратились в полноправный вечер. Но сегодня все пошло по наклонной, так что было бесполезно уже пытаться заставить течение обыденности вернуться в свою колею. Скорее, лучше было позволить ему нести себя туда, куда ему вздумается. Вдруг выйдет что-то интересное?
  - Нет? - с едва заметной вопросительной интонацией сказала Нина. Скорее утверждение, хотя и не вполне уверенное. Слова незнакомца заставили женщину улыбнуться. Это было так странно: два человека, которые никого не ждали, вдруг пересеклись в одной точке пространства и замерли в ней. - Я думала, только я люблю бродить по парку без конкретной цели, - Нина как-то неловко пожала плечами.
Нина

– Как видите, вы не одна такая, – ответил Карл на вопрос девушки. – По-моему, этот парк просто создан для того, чтобы бродить по нему без цели.
Похоже, их разговор не слишком набирал обороты. Хотя Блумбергу даже те немногие произнесённые предложения показались оживлённой беседой, учитывая те, обстоятельства, при которых всё это происходило. Он бы совсем не удивился, и даже бы не расстроился, если бы девушка, бросив короткое «я спешу», ушла бы восвояси. Далеко каждый человек может быть рад поболтать с незнакомцем.
– Знаете, мне кажется, я понимаю вашу любовь к фонарям, – Карл искренне улыбнулся, демонстрируя, что он шутит. – Мне они представляются весьма привлекательными в такую холодную погоду. Точнее, не они, а свет, что они распространяют. Как будто он может согреть, хотя и не греет в прямом смысле.
Карл

http://sd.uploads.ru/ZTfE5.png

http://s2.uploads.ru/lJ1nj.png
Мэдисон
посмотреть

http://s1.uploads.ru/rdICP.gif
Амелия
посмотреть

http://funkyimg.com/i/2nqwA.png
Вероника
посмотреть

http://s8.uploads.ru/zMpRj.png
Алиссия
посмотреть

https://68.media.tumblr.com/9a71914ae533f96085906ff5559a0103/tumblr_ojoqqk84EN1qdqywso1_250.png
Дэвид
посмотреть

http://savepic.ru/12640793.gif
Джиневра
посмотреть


0

4


http://sa.uploads.ru/76EIL.png

http://s6.uploads.ru/Dlg92.png
Когда-то ей выпал шанс осуществить свою мечту и остаться при этом самой собой, не теряя в безудержной гонке за славой и состоятельностью человечность и не перекраивая нехотя свой характер, подстраивая тот под обстоятельства, а не обстоятельства под характер и желания. Подобный шанс выпадает, возможно, единожды в жизни – как счастливый билет, принесший баснословный выигрыш в лотерею, где в течение нескольких лет подряд не было победителя, а от того главный приз оставался нетронутым и множился со временем. Эти призом для Ольги, амбициозной, трудолюбивой, наблюдательной и имеющей на руках внушительные рекомендации, в число которых входил и блестящий аттестат, и превосходная успеваемость и, конечно же, ее родословная, стал никто иной, как мужчина – не молодой принц, о коим грезят юные девичьи сердца, но бесспорно успешный, обеспеченный и, к тому же, иностранец. Одна лишь фамилия, звучащая на незнакомом заморском языке, вызывала у всех подруг и знакомцев Ольги приступ завистливого голодного слюноотделения, когда они слышали, как она произносит ее в коридорах университетского общежития, смущаясь рассказывая лучшей подруге и соседке по комнате о том, что ее пригласил на ужин «тот самый господин Баум». Наверное, тогда-то ее и прокляли злые языки – это был конец двадцатого века и время, когда миллионы молодых девушек, выросших среди серых пятиэтажек и помнящих, что представляет из себя жизнь в коммунальной квартире, в комнате в десять квадратов, вдруг становились свидетелями того, как такая же, как они, приехавшая невесть откуда в северную столицу студентка, находит самую настоящую «золотую жилу» с европейским гражданством; ни у кого и мысли не было поверить в то, что Ольгу мало интересовали деньги, ей вскружило голову не из-за белой дорогой рубашки с запонками на отороченных манжетах, которую носил мужчина, а из-за общности их интересов, несмотря на якобы огромную пропасть между людьми с большой разницей в возрасте и принадлежащих к разным культурам, о которой постоянно твердили ей родные, пытающиеся любыми способами отговорить Оленьку от решений, которые могут изменить, а то и вовсе поломать ее жизнь.
читать продолжение: «There are too many war wounds and not enough wars»

Сегодня я буду краток, как никогда прежде. И это вовсе не потому, что у меня нет слов в адрес твоего поста, а потому, что ты и так все прекрасно знаешь. Настал тот день и тот час, когда ты, желавшая до одури, заполучить одну из самых идеальных на острове фамилий, наконец, добилась своего. И фамилия твоя, и лучший пост твой, и весь мир к твоим ногам. Ты, всякий раз отвечая мне за Ольгу, наносишь сокрушающие эмоциональные удары по самым уязвимым местам. Я не испытываю в этот момент ничего, кроме иступленного восторга и безграничной любви к тебе и твоему творчеству. Кто бы мог подумать, что мы, пересмотрев связи и сюжетные линии, решимся на такие отчаянные меры, как свести наших героев вместе. Я помню тот момент, когда предложил только ввести русскую в состав нашей корпорации и помню ту ревность, которая захлестнула тебя. Но разве я, в конечном счете, оказался не прав, подталкивая тебя на это? Смотри результат, смотри и радуйся, мы снова сделали это, мы достигли очередной отметки "лучшие".   
(с) АЛИСТЕР

https://66.media.tumblr.com/4503d7e6cfca3cf942d150e14e1d4500/tumblr_octdw9l2iT1us77qko1_1280.png

http://s8.uploads.ru/E07Ry.png
Ингрэм

http://sd.uploads.ru/wg5tX.png
Лукреция

http://s2.uploads.ru/atlDc.png
Флинн

http://s8.uploads.ru/JIQOE.png
Сид

http://sh.uploads.ru/7k4cZ.png
Мэд

http://s9.uploads.ru/gjdIh.jpg
Дейна

http://se.uploads.ru/bzNsL.png

Тихо, так, что и сама с трудом понимает, что именно говорит, Мэдисон шепчет в собственные губы, отраженные в зеркале:
- Этого не должно быть. Я мертва.
На ее ресницах, столь же длинных, как и в восемнадцать, трепещут искристые капли влаги; брови нахмурены прямо над приподнятыми в неверии веками. Как странно, думает вдруг Мэдисон: она ведь и впрямь похожа на восковую фигуру, окружающую иллюзией румяной жизни скрывающийся внутри труп. Та самая восковая страшилка, которую пересказывают друг другу дети в скаутском лагере. Эта мысль заставляет ее губы нестройно вздрогнуть в какой-то странной сардонической усмешке; в следующую же секунду она сгибается над унитазом, выплевывая из пустого желудка желчь и сок. Дальше - только вспышка темноты, по окончанию которой она, блаженно забыв о том, что пыталась выблевать собственные внутренности с полчаса назад, сидит на краю дивана в привезенном из Нью-Йорка белом махровом халате; в руке ее - пузырек снотворного. Квартира действительно пуста - да Мэдисон с трудом вспоминает и то, что приехала сюда не одна. 

«Fruhling in Paris» Мэдисон

Она умерла два месяца назад, в четыре часа утра.
Она умерла, и врачи скорой помощи сказали, что она просто перестала дышать.
Подушку, которая прекратила её дыхание, Мемо выстирал и выбросил. Потому что прошлое нужно оставлять прошлому.
Пожалуйста, не нужно меня ненавидеть, так просто случилось.
Она даже не хрипела, когда он навалился на неё, прижимаясь так, пока мама не перестала дёргаться. К тому времени она не узнавала его, не могла ухаживать за собой. Она бы презирала себя, если бы сознавала, что происходит. И Мемо не хотел, чтобы она дошла до этого. Оба его родителя, ушедшие прочь, не сознавали того, что умирают, и, пожалуй, за это он был благодарен судьбе. Вряд ли бы Хуан Рамирез был счастлив, когда однажды увидел, как в окно, прямо на него, летит нос тяжелого самолёта. Его сыну в тот день исполнилось десять лет, и он ждал возвращения отца с нетерпением.
До сих пор Мемо не может понять, почему всё получилось так. И ещё больше его волновал вопрос: что со всем этим делать? Освобождает ли знание от ответственности? И что может освободить его?

«Танцевать плохо можно, учить плохо – нельзя!» Гильермо

Эта вечеринка – гниль. Все присутствующие в той или иной степени лживы и двойственны – здесь процветает оппозиция, здесь восхитительно востребовано двурушничество, здесь никто и никогда не скажет правды в лицо. Люди привыкли облекать мерзкие понятия в красивые одежды, но… Но есть и те, кто понимает притворство окружающих, те, кто отказывается поддерживать лукавство.
Они называют свое поведение промискуитетом – Кира предпочитает термин «высокоорганизованное блядство», они кокетливо говорят «тартюфизм», но Кира зовет это ложью. Праздность – не что иное, как лень, претенциозность – это обычная гордыня. Семь смертных грехов, в которых погрязло общество, называются простыми словами, но у интеллигенции простота не в почете.
Здесь, где все утопает в роскоши (ведь Ланг – любимец Мэра), где лепнина на потолке столь прекрасна, что непременно зависнешь, как старый Виндоус девяносто восемь в попытке разглядеть детали, здесь, где реки вина и шампанского струятся по полу, будто водопады, здесь и сейчас – отдыхает цвет общества. Кира думает о том, что если спрятать бомбу в подвале этого дома, в Вавилоне станет на порядок меньше чистоплюев. 

«Вавилон н.э.» Сэм/Кира

Мне было больно рвать со своим прошлым. Это всегда тяжело: понимать, проснувшись утром, что совершаешь ошибки, что совершил их так много, что не уверен в силах ли изменить хоть что-то. Сидишь на постели, нервно сжимаешь пальцами волосы и спрашиваешь себя - когда? в какой момент я упустил то важное, что больше не может сдержать меня в привычном для себя мирке? И кашлем рвется наружу ненависть к своей нерешительности, к невнимательности, ведь жизнь точно дала мне возможность все изменить, дала, а я и не заметил. Быть может, она сделала так специально, чтобы я понял что-то, переосмыслил важное, подчеркнул главное и изменил.. Изменил своему мужу, а затем и поменял все в своей судьбе, ведь лишь она одна в руках человека.
И теперь, глядя с твоей постели на тебя, сползшего спиной по крепкой древесине входной двери, я чувствую, как собственное счастье заложено в твоих ладонях, которыми ты неуверенно опираешься о пол, словно боясь, что он уйдет из-под ног. Мне было больно принимать тяжелые решения, но еще больнее оказалось понять, что связь между нами больше не повторится. Что, если я останусь там, где мне временами нелегко, но более привычно, я похороню себя заживо.

«движение в сторону весны» Марсель/Ричард

Пятый день на исходе.
В комнате, что на время стала своей, она не открывает шторы, сохраняет полумрак. Эта попытка сыграть в семью слишком нелепа. Но он, уходя, всегда закрывает дверь на ключ. А у нее слишком мало поводов лезть через балкон или вызывать службу спасения.
Она не открывает окон, лишь бы не впустить студеный воздух надвигающейся зимы. Она ощущает ее тяжелую поступь. Почти морозным скрипом снега. Почти вьюжным завыванием в трубе. Даже в этих романтизированных представлениях не находится места для слабого ростка ее жизни. Не рвущегося к свету. Забывшего про тепло.
Она сворачивается клубком на полу. И снова ей, как в пятнадцать, легко и удобно. Да что уж, ей всегда было комфортнее на ламинате, чем на пружинах матрасов. А здесь ковер. В его ворсе путаются все сквозняки. В его тепле теряются многие страхи.
Марк скулит под запертой дверью. То одной, то другой. А на столе, рядом с тарелкой оладьев, лежат ключи и записка. Он просит ее выгулять пса в середине дня. Но она вряд ли об этом узнает.

«за петлицу я тебя тяну» Джэнни

Страх не спешил отступать. Ухватив за горло, вгрызался в плоть. Бену с трудом удавалось проталкивать вдохи и дышать. Он уже сбился со счету, сколько раз девушка пыталась свести счеты с жизнью. Но каждый раз был страшнее предыдущего. Однажды он просто опоздает. Не увидит, не добежит, не успеет оттянуть от края. Нельзя везти вечно. От этого еще сильнее заныло в груди. Сердце так отчаянно рвалось наружу вместе с учащенным дыханием. Бен стоял застыв на месте. Прижимал Марию к своей груди, будто отпустить значило позволить ей упасть через край моста. Она продолжала искать возможности быть как можно дальше от него. Мили разных городов не помогли, не помогала и разделяющая их стена квартиры, поэтому она выбирала смерть. Все что угодно, кроме жизни с ним под одной крышей. Бен не мог ее в этом винить, но это значило... что они никуда не продвинулись с момента, когда он привез ее к себе. Они продолжали топтаться на одном месте, вновь причиняя девушке боль.
Бен опускал глаза и видел, как дрожат ее пальцы. Смотрел на нее, но не видел ничего вокруг себя. Голос ее подруги остался далеко за пределами разума. Ему нужны были эти секунды, чтобы почувствовать девичье тепло и осознать, что с ней все в порядке. 

«С закрытыми глазами» Бенджамин

http://se.uploads.ru/xKjQ9.png

blood on the dance floor

Лучшая игра недели

Вы только посмотрите на него, довольный аки кот в масленицу, и чему он так самозабвенно лыбится? Ох, как сейчас хотелось бы влезть в чужую голову и узнать какие там мысли, интересно жуть. Но копаться в мыслях нужно только в перчатках, а то мало ли что там, про гигиену забывать не надо. Вот только сейчас у меня нет с собой такого аксессуара, значит, придется отложить на потом.  Если оно будет конечно. Ну ничего, в этой игре в кошки мышки ушастое мурмяу скорее я, а моему партнеру достается роль мышки. Не стоит заблуждаться на тему того, что если кто-то ведет в танце, то все бразды правления за ним. Э нет, в этом танце кусаюсь  и гну свою линию я.
Довыпендривалась называется. Если на паркете была возможность править  балом, то сейчас все варианты утекают из рук, сознание, кстати, тоже. Предатель чертом. Такое ощущение, что я старшеклассница, которая целуется в первый раз, мир поплыл дымкой превращаясь в цветочный фейерверк. Чужие пальцы зарываются в волосы и рука ложится на талию. А мсье знает как вести себя с дамой. Всем пока я поплыла в неизвестном направлении отдаваясь плотским удовольствиям. Мур. О господи, надеюсь это было не вслух, черт меня побери, только бы это не было вслух.

Лукреция

Лукррреция. Мррр. Даже имя такое сладкое-сладкое, прямо как лакрица - тает на языке лакричными конфетами вперемешку с ликером. Всплывающие ассоциации идеально подходят моей новой знакомой, ведь казалось бы, безобидное развлечение, не так ли - ну кто, скажите мне, может опьянеть от сладостей с ликером, а? Риторический вопрос, не иначе. Однако... тогда почему в голове такой приятный дурман, и отчаянно хочется совершать безумства? Нет-нет, Лукреция - это явно не так просто. Не лакрица - цианид в съедобной обертке. Выпьешь до дна и сам не заметишь, во что ввязался. Да и было бы желание! Идите к черту со своими указами и нравоучениями, леди и джентльмены - привет, меня зовут Таддео Веспа, обычно я тошнотворно адекватен, но сегодня я принадлежу этой ведьме целиком и полностью. Можете оставить себе антидот, подавиться им сами или вылить в раковину - если уж падать в пропасть, так с головой и без оглядки. Все или ничего. Так ведь. Намного. Интереснее! А ранимые смешные зеваки с тончайшими душевными организациями поглядывают на нас косо, сверлят глазенками из-под хитроумных костюмов и масок, перешептываются. Тоже мне, создания тьмы. Сразу видно, кто притворяется, а кто чувствует себя как дома.
Таддео

Курс конфетной терапии

Скоро Картер уже выносят из кареты скорой помощи, а Хит на бегу вверяет племянницу в руки белобрысого шакала с органайзером головного мозга и спешит следом за пострадавшей. Пока ее, со свойственной приемному отделению неспешностью, вносят в списки и сверяют документы, виновник происшествия уже совершает звонок в травматологию и благодарит всех богов медицины во главе с Гиппократом за то, что Гэри на месте и даже свободен. Перерыв, конечно, приходится прервать, но за это коллеге уже обещан пузырь «чего-он-там-захочет», и тот на все согласен.
Через полчаса проведен осмотр, через полтора пациентке оказана необходимая помощь, а через три – она уже лежит в палате.
Мягко постучав по дверному косяку, Арчи вошел к пострадавшей. Пока она проходила обследование и лечение, он успел спуститься к ближайшему супермаркету и закупить там яблок и газировки, которые теперь, умостившись в бумажном пакете, обрели покой на прикроватной тумбочке пациентки. Почему выбор пал на эти продукты – один Будда знает, но вот беда – помер.
Арчи

Уже в клинике, заполняя бумаги и наблюдая за тем, как Арчи ходатайствует и всячески стремится очистить карму от такого въедливого пятна, Картер поняла две вещи. Первая: доктор Хит казался хорошим человеком. Вторая плавно вытекала следствием первой: даже с хорошими людьми случается Ник Картер.
В целом и основном, всё проходило по плану: бумаги заполнялись, Картер почти не чувствовала боль, благодаря всемогущему уколу, правда, мысль о том, что ей придется некоторое время не садиться за руль автомобиля, приводила женщину в смесь ужаса, печали и желания напевать песни Боба Дилана. И этому состоянию последние десять минут очень мешало присутствие пожилой пары за спиной, которая бубнила о страховке, старости и новой серии прекраснейшего драматического сериала. Ник дожидалась, когда ее заберут готовиться к той страшной процедуре, которая предстояла в вот-вот наступившем будущем, ей требовалось собраться с силами, но когда очередное «нокин он хэвенс дор» было прервано тирадой старухи, Картер не выдержала и прикрикнула:
- Нельзя ли потише, вы мне мешаете страдать!
Ник

mad hearts. burning city.

Ей часто снились цветы.
Роза к розе, один красный лепесток к другому. Восхищённая великолепием букета, она брала его в руки, прижимала к себе и понимала, что ладони её кровоточат. Что в груди так больно, что невозможно совершить даже крошечный вдох. Эти раны делали её никем, обезличивали, заставляли чувствовать себя незначительной. Кто она? Для чего эта боль ей одной? Отчего эти шипы предназначаются ей?
Ли не нужен был психоаналитик, чтобы понимать, о ком эти сны. О ком её слёзы, прозрачной жемчужной россыпью скользящие по щекам, которые она проливала над снимками УЗИ.
Их ребёнок так и не родился. Она не сберегла всё, что могло остаться от Джеймса.
И всё же Лесли ждала.
Лесли верила его словам, сказанным в пору, когда они были счастливы, верила его любви и желала, чтобы он пришёл. Чтобы Джим, мать его, Гордон, появился на пороге её дома, уставший, с воспалёнными от недосыпа глазами и небритостью, окутанный запахом кофе, хот-догов и дешёвым одеколоном Буллока.
Рита/Лесли

Вот уж на ком отразились все пережитые события и отпечатались последствия не самого здорового образа жизни. Гордон был бы меньше задет, если бы Ли состроила гримасу брезгливости и открыто заявила, что ему не помешало бы привести себя в порядок. Но так откровенно и прямо можно общаться лишь с близкими людьми, не так ли. А Джим для Томпкинс теперь совсем чужой человек. Тот самый посторонний, толкнувший её плечом в толпе и даже не извинившийся за грубость.
Блеск камня, заискрившегося даже в таком тусклом электрическом свете, который давали дешевые лампы в GCPD, на мгновение ослепил Гордона. В желудок будто бухнулся остроугольный камень. Джим заподозрил, что, наверное, это и есть физическое ощущение крылатого выражения «сердце оборвалось».
На безымянном пальце Лесли красовалось кольцо. Помолвочное, насколько мог по мимолетному взгляду распознать Джеймс – Ли быстро опустила руку, и пялиться было бы до крайности неадекватно со стороны Гордона, пытавшегося удержать каменное выражение лица.
Уильям/Джеймс

работа не волк, работа - тюлень любви

— Нет, ничего, все в порядке, — звучит, будто он только что проглотил стакан скисшего молока. Эш врет криво и картинно, как плохой актер, и сразу же замечает, как залегает морщинка на лбу у Юджина, стоит ему только услышать чужой сварливый тон.
Действительно, все как будто хорошо и у Эша нет причин для раздражения, ни одной, кроме постоянно зудящей мысли о том, что ему совсем не по душе слишком близкие отношения между Джином (его Джином!) и Натаниэлем. Последнего Эш знает плохо, да и узнавать лучше особо не стремиться, оно ему не нужно — у человека своя жизнь, его никоим образом не касающаяся,  но зато она очень активно касалась Юджина. Каким только боком - не понятно, и это сильно не нравилось Эшу. Но он молчал, считая, что не имеет права что-либо говорить и требовать от Юджина, потому что до сих пор не понимает статус их отношений. Да и ревность — это понятие в принципе чуждо Эшу. Он никогда и никого не ревновал, привыкший к всеобщему обожанию — не было ни повода, ни желания. Обычно ревновали его, когда он выбрасывал надоевшую игрушку и находил новую, более живую и интересную.
Оушен

"И правда, чего это я пялюсь?" - полная ехидства фраза так и рвется с языка, но это не лучший выход. Зная Эша,  я прекрасно понимаю, что он может развести бучу на пустом месте вне зависимости от того, буду я что-то говорить, каким тоном или же буду молчать. Молчать, впрочем, я долго не смогу.
Но какая шлея ему под хвост попала?! Не мать, это точно. На нее он злится по привычке, а я предпочитаю в эти отношения не влезать. Достаточно того, что Фелиция не лезет к нам и не дает этого делать старшему Ирвингу. В остальном же у меня даже права нет влезать в чужую семью. Свою бы наладить... Да-да, Эша я считаю своей семьей, пусть даже несколько странной и с неподтвержденным статусом. Той самой, которую создают люди, оторвавшись от родителей. И пусть жизнь с ним не сахар и даже не сахарозаменитель, на душе все равно куда как спокойнее, когда он рядом со мной. Но, видимо, рано я обрадовался.
Глядя на Эша, я точно могу сказать, что в нем на данный момент  кипит злость, поднимается шапкой пены, и еще немного - повалит через край, зашипит.
Юджин

The more I hear and see just cause of hate

- Можете слегка помять его, если он не будет так охотно разговорчив, - бросил напоследок мужчина, поправляя очки на носу, и удалился прочь.
Поначалу трактовка показалась Адаму двоякой, словно намекая на угрозы, и лишь потом, когда террорист вконец достал до него, упомянув об идеальности агенты Иверсен как подопытного кролика, подробно описывая все, что он с ней делал и мог бы сделать, как бы она мучилась и умирала, как не выживет и сейчас, несмотря на то, что он не закончил. Он бы мог болтать и дальше, если бы не получил кулаком по лицу несколько раз, а потом не потерял возможность дышать из-за рук, сцепленных на его шее. Ни один из них не знал, сколько часов продолжались повторяющиеся вопросы, глухие удары, пока Янг не лежал на полу в собственной крови и не заплакал как ребенок, прижимая колени к груди, выдавая все, лишь бы его больше не трогали. Промытые мозги помогали ему отгородиться от боли и держаться до последнего, пока Миллер не сломал этот барьер силой. В допросной не было ни камер, ни звукозаписывающих устройств, ни скрытых окон, лишь он и пленник, что выложил все повторно уже в привычной комнате с парой стульев и столом, а потом испустил свой последний вздох, не дождавшись приговора.
Адам

Она знала, что ее жизнь — ничто рядом с высшей целью, а потому она готова была пожертвовать своей жизнью, веря, что ее смерть лишь приблизит тот день, когда мир избавится от заразы, которая медленно губит человечество, и если не вмешаться, то род людской погибнет, он уже задыхается в агонии и ему не хватает разряда тока в сердце. Иса должна была стать этим разрядом.
У новенькой съемной квартиры тонкие стены с ободранными уже, вероятно, выброшенном на помойку после очередного переезда котором, обоями впитывали запах сигаретного дыма и двухдневной курицы карри, так и оставшейся в холодильнике, когда на экране телефона высветилось сообщение с согласием увидеться после восьми. Женщина мелодично мурлыкала старую песню на французском, тех времен, когда язык не был еще испорчен верланом, теми отвратительными, мерзкими и низкими словами, что рождаются в подворотнях и портят действительно красивый язык, прикрывая глаза от воспоминаний о прошедшей ночи. Она затянулась и в очередной раз перемешала куски мяса, когда услышала шорох за дверью. Она знала, что это не мог быть Адам, а потому бросила недокуренную сигарету в раковину и бесшумно открыла верхний ящик стола, чтобы вытащить из-под острых ножей пистолет.
Аделаида/Иса

http://sd.uploads.ru/ZTfE5.png

http://images.vfl.ru/ii/1485601460/ed0a3125/15857219.png
Рауль
посмотреть

https://68.media.tumblr.com/2a10523e07bb505b8c137b56dc5805fd/tumblr_okcx6npHuG1spd9kco2_250.png
Джонатан
посмотреть

http://sh.uploads.ru/JEsq7.png
Анна
посмотреть

http://sa.uploads.ru/t4nrZ.gif
Ричард
посмотреть

https://68.media.tumblr.com/e6c9e889e65c5c2e1877af83583b16af/tumblr_ok9yqghdsW1us77qko3_250.png
Амелия
посмотреть

http://sh.uploads.ru/tlaB6.png
Хайди
посмотреть


0

5

http://s9.uploads.ru/k4DTF.png

https://68.media.tumblr.com/308648f2b858698be6050de5ae9881a5/tumblr_okloflvVR41st6b6vo1_400.png

http://i83.fastpic.ru/big/2016/1218/63/eb3301d38e05e936d2ecaedc4854ea63.png

http://i83.fastpic.ru/big/2016/1218/5b/2fe1d790d4ba5714368865d571a59e5b.png

http://i83.fastpic.ru/big/2016/1218/30/eaa9eb1cc57bedb12a6dfee0d7941030.png

http://i83.fastpic.ru/big/2016/1218/f6/0c185657bb38c1424d2f56d24fc48ff6.png

http://i83.fastpic.ru/big/2016/1218/c1/9e0d35696977bc73b2923794bc66f8c1.png

http://images.vfl.ru/ii/1485425443/19b52d29/15830273.png

http://s8.uploads.ru/t/sm2ur.png

https://pp.vk.me/c638518/v638518423/185ac/4as4kWmUUsc.jpg

0

6

http://se.uploads.ru/Iu9hy.png

0

7


http://s2.uploads.ru/hgFyZ.png

http://sf.uploads.ru/HnW2R.png
Это наша с ним игра в "поломанный телефон".  Он кричит: я ревную! А в ответ - да-да, но за сквернословие я тебя накажу.  Говорю ему, нет повода, но он ярится и записывает меня едва ли не в любовники другому парню. Не слушаем друг друга, опуская важные мелочи из слов и интонаций. Кипим оба. Он от жгучей, новой для себя ревности, а я от холодного раздражения, и тут можно ожидать чего угодно. Да и я готовился к продолжению скандала, ждал что Эш попробует затеять драку, но все меняется одним росчерком улыбки на его губах,  прижимающихся к моим.
Он всегда так близко, что мне стоит дичайших усилий сохранять дистанцию вытянутой руки в наших запутанных отношениях. Однако в самые пиковые моменты и он, и я тоже, стремимся ее преодолеть. Маленькая победоносная война. Блицкриг. Но выигрываем от этого оба, по крайней мере не бывало иначе. Когда ссора обрывается поцелуем, трудно думать о чем-то еще, кроме этих мягких и настойчивых губ. Все внимание переключается на них, я овладеваю ими жадно, будто пытаясь таким образом доказать, что ревность Эша не имеет под собой никакого основания. Я люблю его одного, но кажется, он не совсем в этом уверен, а я не знаю, как еще донести до него эту простую истину. Потому и целую так, что сам начинаю задыхаться. Жадными руками прижимаю его к себе ближе, ощупываю спину, глажу забравшись ладонями под майку.

читать продолжение: «работа не волк, работа - тюлень любви»

Люблю писать похвальные оды своим соигрокам, ты как будто тоже становишься частью той истории, где все кричат, хлопают, и кто-то такой, утирая слезы счастья с носа: «сэнкью мазер, сэнкью фазер, сэнкью ол оф ю фор май Оскар». Даже гордость берет, ну а что касается нашего случая, то писать для тебя вдвойне приятно. Догадаешься почему, дам шоколадку.
Ладно, все это лирика и небольшое сентиментальное отступление, потому что я не знал с чего начать, но должен в первую очередь признаться, что чертовски рад за тебя. И как бы банально это ни звучало, но ты заслужил, правда ведь, да и вообще для меня каждый твой пост — лучший. А то, что ты охреннено пишешь, было понятно с самых первых строчек, ну или букв, кому как нравится. Читать тебя легко, интересно и всегда после остается легкое, сладковатое послевкусие, потому что очень хочется скорее увидеть продолжение. Но с этим сложнее, потому что я «перпетуум тормозе», и вечно опаздываю с ответами, прости.
Но мне безумно нравится наша история, потому что я давно мечтал сыграть нечто подобное (а мое «давно» — это года два-три так точно), и вдруг такой шанс, грех было не воспользоваться, но теперь я ужасно доволен тем, что забрал заявку себе. Моя прелессссть.
А еще я люблю Юджина, клевый парень же, и иногда становится даже жалко его — мучается, бедняга, со своим малолетним истеричкой. Но у меня довольно оптимистичный прогноз насчет их будущего, даже дети и внуки в планах, скажу сразу.
И знаешь, если бы не ты и не наша игра, то я бы бросил писать совсем, наверное. Сослался бы на работу, отсутствие вдохновения, да и в целом желания что-то делать (это я так завуалированно называю лень хд). Но правда в том, что мое вдохновение — это ты и твои посты, ну а еще и меткие пинки в сторону написания ответа, за что надо сказать отдельное спасибо. И даже если я долго молчу, потерявшись где-то в дебрях своего реала, это совсем не значит, что я не думаю о тебе и о нашей истории. Меня она всегда будет притягивать, так же как и ты, и настойчивое желание играть вместе.
И, наконец, спасибо за то, что терпишь мое постоянное нытье о том, как все лень. Терпишь и преданно ждешь, пока я надаю себе мысленных лещей и начну писать ответы. Пожалуй, как раз сейчас и пойду займусь этим.
   
(с) Оушен

https://66.media.tumblr.com/4503d7e6cfca3cf942d150e14e1d4500/tumblr_octdw9l2iT1us77qko1_1280.png

http://s9.uploads.ru/gjdIh.jpg
Дейна

http://s4.uploads.ru/fg1KZ.png
Энджел

http://s9.uploads.ru/umILP.png
Зеро

https://66.media.tumblr.com/8528225c297a548241642041f7d2848f/tumblr_ofhvextNPw1us77qko6_75sq.png
Кевин

http://sa.uploads.ru/n950l.png
Элвис

http://s7.uploads.ru/trxRM.png
Нина

http://se.uploads.ru/bzNsL.png

Итальянец смотрел на каждого пассажира, застывшего в своем кресле с особой, холодной пристальностью, не упускал из вида никого и всегда держал на виду свой самый весомый аргумент – незамысловатый, маленький пульт дистанционного управления, легко помещающийся в мужской ладони. Тонкий провод, идущий от него, нырял под рукав тёмного, монотонного пиджака. А под пиджаком аккуратная разгрузка содержала в себе достаточно грамм пластида, чтобы бахнуть эту птичку над океаном и превратить её в пыль. В пыль, которая подобно праху развеется над безмолвными водами Атлантики. Шаг седого не по годам мужчины замедлился подле трёх крайних кресел, ближайших к хвосту. Росси сбавил темп и без того ленивой ходьбы и остановился в трёх шагах от рослого мужчины в спортивной куртке. Он с самого начала показался итальянцу через чур напряженным, и в нём читалась знакомая хватка и опыт. С маршалами, в силу своей профессии, господин Росси успел пообщаться достаточно. К тому же, он обладал приличным количеством знаний о технике работы этих людей. Однако, сомнения всё же были. И для того, чтобы развеять их, Матиас пошёл на весьма очевидный приём. Крепко стиснув в ладони дистанционный пульт, он демонстративно занёс над ним палец. 
«Стокгольмский синдром» Матиас

В нерешительности я остановилась у одного свободного кресла.
Рома. Передо мной сидел Рома. И снова сердечный ритм отклонился от нормы, как и мое поведение. Два шага. Мне необходимо сделать два шага и занять свободное место рядом с ним. В этом же нет ничего такого? Или есть. В одно мгновение сотни мыслей пролетели в моей голове туда и обратно. Если бы жизнь была шахматной партией, то мне никогда не стать гроссмейстером. Женя ниже меня ростом и из-за моей спины ей не видно, что именно меня остановило. Она легко подтолкнула меня в спину. Два шага сделаны, и я опустилась в кресло, стараясь не обращать внимания на парня по левую руку от меня. Мой взгляд обращен на спешивших к нам Артуру и Валере. Да, боже мой, я даже радовалась их появлению, словно в моем понимании это должно сгладить неловкость и смущение, зародившиеся через одно кресло от них.
Я убеждала себя, что буду слушать лекцию. Но даже аргументы о значимости, полученных знаний, терялись в сознании пустым звуком. Это было тяжело даже боковым зрением не обращать внимания на Рому. Стоило ли мне с ним заговорить первой? Сквозь наушники слышался голос Земфиры, мне захотелось подпеть, но вместо этого я ответила что-то невнятное на вопрос Валеры, и мы все рассмеялись.

«а лето пахнет солнцем» Маргарет

Интересно, когда она начинала охотиться, как это выглядело? Как выхлоп розового тумана? Который рывком устремлялся по тоннелям и коридорам?
Мюллер помотал головой, ему необходимо было выбираться отсюда, даже если Финн уже перешел на сторону зла. Понимая, что милосерднее будет убить бывшего солдата, чем тратить свои нервы и пули на монстра, Мюллер перевел свой пистолет от цели к цели. Джейк сумел взять на мушку спину Финна ровно в тот момент, когда последнего и Ванду разделало всего несколько шагов.  Коварная тварь, широко раскрыв свои глаза, взирала на свою жертву с высоты собственного сооружённого пьедестала В следующий момент, цель Ванды взлетела в воздух, повисая теперь уже на одном уровне с ее настоящим телом. Финн при этом не издал не звука, хотя его тело окутывали щупальца твари, в которые превратились некогда мертвые тела. Ванда разорвала тело солдата на две неравные части в одночасье, Мюллер даже не успел спустить курок.  Внутренности, не сдерживаемые ничем с противным хлопком, упали вниз, скрываясь в клубах розового тумана. Вряд ли он что-то почувствовал, в отличие от Алисы. Брызжущие кровью останки Финна были выпущены из лап монстра, и мешком или отдельными его частями брякнулись оземь, вслед за внутренностями исчезая в тумане.

«No Face. No Name.» Итан

Но как и всякий влюбленный в работу человек, Селин редко позволяла себя заглянуть за пределы той сферы, в которой вращалась каждодневно, за исключением привычных для нее действий, вроде посещений выставок современного искусства, кинотеатров в премьерные дни и джазовых баров на праздниках или в законный, иногда по совместительству и единственный, выходной на неделе. Поэтому многое из того, что иные воспринимают как часть своих будней, для Блэквуд становилось настоящим открытием, в число которых смело можно было вписать сегодняшнюю прогулку и обед (ранний ужин?) в кафе с новым знакомым со звучным именем и фамилией. «Да-ни-эль», - мысленно смакует по слогам Селин, перекатывая последний протяжный слог по небу вместе с молочным коктейлем и улыбаясь, и улыбка эта значила, что она проиграла – не хватило у нее выдержки и умения обижаться, это не входило в число ее любимых приемов при налаживании новых связей, в особенности с противоположным полом. Несмотря на свой уже не юный возраст, Селин в вопросах сантиментов и химии, случающейся между двумя людьми, была не особо подкована – несколько романов в прошлом начинались и заканчивались слишком спокойно для того, чтобы переживать по какому-либо поводу.
«I'm in pieces, pick me up and put me together» Селин

В его глазах до сих пор кровавая стена, изнутри зрачков налипли ошмётки мяса, изо рта с дыханием выходит гнилостный запах смерти, а пальцы можно было бы отрезать и использовать в роли льда в маргарите. Ему безмерно трудно сосредоточиться на том, что говорит ему Ангел, поэтому Рокки не сразу реагирует, отвечая заторможено. Прокрутив его слова в голове, Рокки хмуро глянул на Энджела, словно не мог до конца понять, что именно рыжик хочет от него, потом натянуто улыбнулся и кивнул:
- Да, подожди меня у дома, я постараюсь закончить с этой хуйнёй побыстрее.
Его жизнь – то, что можно увидеть через окна Миртл. Всё смывается, превращаясь в цветную кашу, если ехать слишком быстро. Рассмотреть, что там, в этом месиве, невозможно, и иногда Мун думает, что ему это и не нужно, ведь в реальности нет ничего хорошего.
Его руки – к крови, его лицо – перепачкано в крови, а в груди бухает тяжёлый кусок мяса. Часто рисуют сердце, как аккуратную жопу, а ведь оно не такое – и Рокки может это доказать, вырезав этот мотор из любой груди, которая попадётся.

«Who's Afraid of the Big Bad Wolf?» Рокки

- Ты что делаешь?
- Обнимаю тебя, - кажется, он там даже улыбается, нет?
- Завязывай с этим, - Сид отстраняется и наполняет чашку сваренным напитком. Надо бы взбодриться, хотя в общем-то сегодня выходной и можно расслабиться, но в последнее время Сид забросила тренировки и телу не хватает той нагрузки, давно ставшей привычной спутницей жизни.
Стив меняется в лице, его романтический утренний настрой, на несколько секунд зависнув в воздухе неловкой паузой, улетучивается. Мужчина усаживается на стул и просит налить и ему. Ирландка выполняет его просьбу, одновременно замечая, что новоявленный любовник успел вытащить пачку сигарет из оставшейся в спальне куртки, и теперь намеревается закурить. Ирландка открывает окно, предупреждает, чтоб Стив оставался в кухне, пока не закончит, а сама возвращается в спальню, прихватив с собой чашку с дымящейся темной жидкостью.
Новая квартира Сид почему-то слишком сильно напоминает предыдущую, увы, сгоревшую после неожиданного пожара: такой же дичайший минимализм, та же обстановка, вплоть до мебели и местоположения двух собачьих мисок.

«Close enough to kill» Сид

http://se.uploads.ru/xKjQ9.png

Wicked Game

Лучшая игра недели

Ждать Пэрриш не любил, но с выжиданием всегда справлялся на «ура», притерпевшись с этой частью даже не профессии, жизни за долгие годы службы в разных местах. Для каждого действия существовал свой срок, и если поторопиться, можно было запросто лишиться большей части выгоды или удовольствия, или того и другого. А потому, как бы ни жаждал прижать к ногтю, а точнее придавить ботинком и повозить, развернувшуюся на его территории ведьму, продолжал действовать по чётко установленному плану, не выходя за его границы раньше времени. В очередной раз пробежав взглядом по страницам дела Одри Пейдж, убедился, что ничего нового в нём не появилось, оставив на своих местах и пропавшую без вести мамочку, и спившегося папочку, и бедную, несчастную девицу с детдомовским прошлым и нечастыми связями с противоположным полом. Всё это жизнеописание было весьма банальным для любой шпаны, с разницей только в том, кто именно из родителей спился или снаркоманился, а кто поспешил исчезнуть в поисках лучшей жизни. Единственное, что выглядело странным – за последние пару лет, с позволения будет сказать, Мисс Пейдж несколько растеряла в связях и вела, по большей части, затворнический образ жизни, регулярно встречаясь только с некоторыми личностями.
Зеро/Хантер

Цепочка наручников сильно врезалась в запястья, пока Одри тянула руки на себя, чтобы оказаться как можно дальше от стола, и оставаясь при этом в словно бы просящей позе, разве что ладони лодочкой не сложила. Диалог не клеился, да и не мог склеиться, раз речь зашла об Агате. Пейдж чуть высокомерно взирала на двух детективов, не зная ни одного из них, но уже считая, что они не испытали и сотую долю того «счастья» и «радостей жизни», которые выпали ей. Любые их нападки проходили мимо неё, не задерживаясь и не оседая тяжёлым грузом раздумий, ибо думать было абсолютно не о чем – свою позицию Одри изложила чётко и отступать от неё не намеревалась. Она находилась ровно в середине своего цикла, когда до полнолуния оставалось две недели. Достаточно, чтобы из памяти немного стёрлось прошлое обращение, но будущее ещё не висело над головой Дамокловым мечом, а это придавало и смелости, и нахальства, позволяя чувствовать себя сильнее этих двоих вместе взятых. Господи, повернись разговор по-другому, выбери они своей целью не ведьму, а того же Дигги, приторговывавшего лёгкими наркотиками, ещё когда она пешком под стол ходила, Одри не задумалась бы ни на минуту. В любом случае дилер сумел бы вывернуться получше, да и был и оставался человеком, что Пейдж уже четыре года считала преимуществом. 
Элеонор/Одри

Трезвости нет оправданий!

Да что за нахер?.. Очередные доски, глядящие ему в лицо из темного стекла окна, навевали уже легкую хандру и мысли о том, что в этой коробке вообще больше не было жилых помещений, а, может, она и вовсе предназначалась для таких легковерных идиотов как они. Лешему нос в череп вдавлю... Успокаивающе пообещал себе мужчина, когда наконец обнаружил долгожданную пожарную лестницу, ну и квартирку за следующим окном. Отлично. Конечно, было бы куда скорее просто-напросто спуститься вниз по ступеням и дать деру, покуда легавые не опомнились, но сделали они это гораздо раньше - патрульная тачка стояла аккурат под тенью ботинок Берка, который разве что - передохнул на металлической конструкции, секундно обдумав, что ему теперь нахер делать. Идея, если и была довольно экстравагантная, то другой он попросту не имел. Как вскрываются рамы подобной модели было ему известно еще со времен школьной скамьи, едва ли не с уроков трудов, если они, к тому же, и не были его ровесниками, а потому Мэд ловко и с душераздирающим дребезгом поднял фрамугу, поскорее спрыгивая с подоконника на пол и стараясь самому не вякнуть чего матерного характера от того пронзительного вскрика, который заставил его лишний раз вздрогнуть.
Мэд

«Иди домой» - говорили ей, выталкивая в спину за двери гостеприимного морга и она даже не расстроилась, взмахнув на прощание рукой, пожелав счастливо оставаться и не сильно увлекаться срочным разбором картотеки, среди полок которой еще с утра приметила притыренный пакет с утрамбованным по пластиковым контейнерам праздничным столом, рассчитанным исключительно на дежурившую в эту ночь смену, и никак не на припозднившихся коллег, у которых по воле случая и странной любви начальства в Сочельник и еще на два вечера после были проставлены выходные. Медея расстроилась? Нет. Обрадовалась? Тоже нет. Она едва ли вообще предавала этому празднику хоть какое-то значения, будучи не особо знакомой с ним еще и в пору беззаботной юности, а оттого и не приобретшего в ее сердце любви. Напротив, после событий трехлетней давности Сфорца приобрела привычку и вовсе избегать общественных мест, включающих в себя магазины, бары, рестораны, где существовала хоть малая толика вероятности оказаться в толпе людей, сведенных с ума предпраздничной суматохой. Подарками для близких друзей она запасалась заранее, благо все ее знакомые не были против получить в качестве презента перевязанную алой лентой бутылку.
Мэдея

Дождь не может быть вечным

- О, это был бы интересный бизнес, - Нина снова рассмеялась. – Зонтики из прагматичного реализма, с самыми разными рисунками. Есть для реалистов, есть для пессимистов, есть для оптимистов. Я бы развернулась, - удивительно, но возможность быть неузнанной и не носить ярлыка «доктор Мур, судебно-медицинский эксперт» творила чудеса. Нина несла какую-то ерунду и, что удивительно, ей это нравилось. Она так давно не выбиралась из скорлупы официальности, что уже успела позабыть, что внутри. – И не говорите! – с нарочитой серьезностью покачала головой женщина, усилием воли душа смех, так и рвущийся наружу. – Мало того, что экология портит русалок, так еще и молодежи взбрело в голову подражать людям. Вы не поверите, что они только не делают, чтобы вместо прекрасных хвостов заполучить две ходули и носить каблуки. Наивные! – Нина все-таки не выдержала и снова рассмеялась. Заливисто, весело, как девчонка. Дождь разогнал всех по домам и кафешкам, так что в парке было только двое насквозь мокрых безумцев. Женщина подняла руку, убрала со лба налипшие на него мокрые волосы и тыльной стороной ладони вытерла мокрые щеки.
Нина

Девушка поддерживала каждую его шутку и даже развивала легкомысленную тему ни о чём. Её заразительный смех приятно разливался внутри мужчины мягким теплом, и даже пронизывающий насквозь холодный небесный душ, был ни в состоянии заморозить ни самого мужчину, ни его прекрасное настроение. Нина ни придиралась, как большинство знакомых Блумберга, к его любви поребячиться. Её скорее, наоборот, расслабляла такая атмосфера непринуждённости и невинного детского веселья. Часто случается так, что среди всех твоих многочисленных друзей, приятелей и просто знакомых совсем немного общего с тобой, а тут совершенно незнакомая девушка, абсолютно случайное знакомство – и оказывается кое в чём близкой по духу. Хотя, возможно, люди зря недооценивают интуицию. Ведь не зря же Карла притянуло к ней.
– Не переживайте, мы с вами так часто смеёмся, что замёрзнуть я точно не смогу. И мне даже жарко, – Карлу показалось, что Нина чувствует некоторую неловкость, получив куртку от малознакомого человека. Может быть, они весело болтают и смеются, но это вовсе не значит, что они стали друзьями.
Карл

nothing but the truth

Ты едешь в суд и точка. Ну что за пиздец-то, а?
Киган больше не спрашивал, почему именно он, босс дал весьма исчерпывающий ответ, и поэтому ровно через день после состоявшегося короткого, но весьма продуктивного разговора, он с сомнением вытащил на свет божий свой единственный пиджак и теперь критически осматривал его. Дочь была в школе, чтобы дать ценный совет по поводу внешнего вида отца, и Кигану пришлось справляться с этой нелегкой задачей самостоятельно.
В чем там в суды ходят-то? Он в душе не имел, как принято одеваться на столь сомнительные предприятия, так как обычно они обходили его стороной. Но на этот раз судьба распорядилась иначе и навязчиво пыталась запихнуть его в строгие брюки, кое-как поглаженную рубашку и, конечно же, тот самый пиджак. При более внимательном изучении, Киган обнаружил, что этот древний предмет гардероба не только находится в весьма плачевном состоянии, но и рискует вот-вот потерять одну из пуговиц. Надо срочно спасать старого друга, а то как бы потом не пришлось спасать себя.
Киган

Взять под контроль внезапно решившие проявить себя эмоции, и сосредоточится на деле своей подруги, а не на том, который когда-то мог стать ближе, но не сложилось. Зачем возвращаться к тому, чего не произошло? Зачем заставлять себя думать о человеке, с которым у нас ничего не получилось, и почему не могу вернуться к судебному разбирательству, а не к человеку, который сейчас с таким честным, открытым лицом стоит на месте свидетеля, и клянется говорить только правду? Какого черта вообще он оказался на месте аварии... Впрочем, как он там оказался, стало понятно после того, как Киган заговорил, слегка раздражая слуховую систему своим мягким баритоном, от которого захотелось встать и покинуть место. Чувствую как Лаки коснулась моих пальцев, и чуть сжала. Я их знакомила, а память  у моего вица - на уровне фотоаппарата, и понимает она меня  куда лучше, чем я сама. Именно Лаки была единственной, кто поддержал мой отлет, и мое отсутствие, кто поддерживал в клубе дисциплину в мое отсутствие, при этом не стремясь занять мое место.
Сэм

too close

Так, соберись, тряпка. Он хочет что-то сказать. Я поднимаю на него глаза и вся обращаюсь в слух. По нему видно, что это что-то важное и что-то очень значимое для нас обоих. Я подаюсь вперед, чтобы лучше его слышать. Но тут на горизонте вырисовывается очередной кадр, которыми эта вечеринка пестрит. Складывалось ощущение, что Маршалл просто звал всех подряд, даже не разбирая, кто перед ним. Еще хуже было то, что все они, в общем-то, знакомы между собой прямо или косвенно. У них есть общие темы и воспоминания. Они могут задавать друг другу вопросы в духе «а как там Джесс?», и это не вызовет диссонанса и смущений. Потому что, если я спрошу у того вон чувака в углу, как поживает его жена, он очень удивится. Ведь мы даже косвенно не знакомы. Он не знает, кто такая Эмили Хилл. И мало кто здесь это знает. Если быть честными, то только один человек в этом помещении способен без труда вспомнить мое имя и не строить из себя всезнайку, который увлекается чтением моих статей, сидя на горшке. И этот человек сейчас держал меня за руку. То есть уже не держал. А вот теперь снова держит.
Эмили

Эллис считал шаги – раз, два, три, восемь, одиннадцать, - памятуя о том, что перебирание в уме порядковых чисел, по заверениям психологов, помогает успокоиться. Рука Уильяма, сжимающая ладонь Эмили, будто закостенела. Если бы конечность каким-то чудом оторвалась от тела девушки, Уилл по инерции пробежал бы ещё пару метров, прежде чем заметил, что что-то не в порядке.
Хилл пыхтела, цокала каблуками, бряцала украшениями – всё за спиной Эллиса. Он слышал, что Эми пытается за ним поспеть, но темп ходьбы не сбавлял. Как обычно, когда случалось что-то, действующее на нервы и выводящее из спокойного эмоционального состояния, Уильяму было необходимо действовать, в данном случае хотя бы быстро передвигаться. Даже когда Эми споткнулась, окликнула его и дернула за рукав, Эллис всего лишь мысленно отмахнулся. Не хочет он ничего ждать. Не хочет останавливаться. Но пришлось.
Вопросы Эмили, гневные и обиженные, полетели ему прямо в лицо, которым он имел неосторожность развернуться к девушке, отпустив её руку.
Уильям

http://sd.uploads.ru/ZTfE5.png

http://savepic.net/8864347.gif
Рипли
посмотреть

http://funkyimg.com/i/2op7j.png
Уильям
посмотреть

https://68.media.tumblr.com/60f8c0d9b0a0203be0afaffd931eff8b/tumblr_ol6dq7KF051us77qko1_250.png
Амелия
посмотреть

https://68.media.tumblr.com/0bd7629a029652971f19aebab1ec2709/tumblr_ol0rm5KufV1spd9kco1_250.png
Джонатан
посмотреть

https://68.media.tumblr.com/bd99fee853adbd4992d888c2ca7743d9/tumblr_ol2pakB6zu1qdqywso2_250.png
Дейна
посмотреть

http://s0.uploads.ru/aGFpN.png
Сэм
посмотреть


0

8

http://sa.uploads.ru/cs8W7.png

0

9


http://sg.uploads.ru/tj3eF.png

http://s3.uploads.ru/602Q7.png
Из-за приоткрытого окна доносился шум оживленной улицы и свет неоновых огней, фонарных ламп, автомобильных фар. В сердце Нью-Йорка никогда не бывает достаточно темно или тихо, даже в половине третьего ночи. Джон ставит небольшой чемодан у стены в коридоре, пока у его ног, мурлыкая, увивается Ванилла – живая и не истощенная голодом. Тяжелая дверь глухо защелкивается за спиной, кошка получает приветственную порцию корма, а ее хозяин прикладывается к приветственной бутылке из мини-бара. В привычке пить, не упиваясь, заключена особая форма мазохизма: огненная вода обжигает горло и жгучим ядом стекает вниз по пищеводу, чтобы не дать никакого эффекта, кроме удовлетворения перманентной прихоти – почти то же, что справить нужду, но вне ряда базовых человеческих потребностей.
Квартира Престона не может похвастать габаритами, и ночной иллюминации за панорамными окнами хватает, чтобы предоставить минимум освещения. Мужчина закрывается в душе. Горячая вода смывает напряжение, испытанное во время перелета. Полуторачасовой рейс, слишком короткий, чтобы успеть вздремнуть или расслабиться – регистрация и ожидание длились дольше пребывания в самолете, – рассчитывать на отдых на высоте не приходилось. Месяц, проведенный сначала в Сан-Диего, а затем в Детройте принес плоды: к команде присоединились четверо трансплантологов, технический специалист и три архивных крысы в клиниках, готовых работать с черной базой данных. Кроме того, благотворительная программа обрела еще одного спонсора. Не считая инцидента с начинающей журналисткой, в ходе которого Престон лишился телефона и трех часов времени, переговоры прошли успешно, и отчет о проделанной работе уже отправлен выше – совсем скоро на счета синдиката начнут капать хорошие проценты.

читать продолжение: «Close enough to kill»

Однажды, а было оно 24 апреля, Аня в аське спросила: кажется, моя сестра закадрила Престона? А я ей ответила: пока нет, но я утешу его истерзанное сердце игрой с выходными на даче. И гляди – таки не спиздела)
На самом деле я не буду объективной – для меня все твои посты ахуительны, в разной степени, ведь они в разных тематиках написаны, но каждый из них люблю и на каждый бесконечно фапаю, несмотря на твои посиделки в уголке самобичевания.
Этот пост попал в журнал, и ты, наверное, помнишь мою реакцию на все его части. Я люблю то, как ты пишешь, что именно ты пишешь, как ты подаешь персонажа и взаимодействуешь им, особенно со мной – мы с тобой на одной волне и я считаю, что мне дико повезло обрести такого партнера, как ты. Ты буквально захватил бедную Масю, мой идейный вдохновитель и  мой личный муз.
Но этот пост я и впрямь обожаю – ревность Престона увидишь не каждый день, и в формате высоких отношений читать от тебя подобное - сплошное удовольствие. У тебя есть стиль, и даже не один, ты этакий адепт структуры, ты прекрасно знаешь, на чем и когда делать акценты - честное слово, я тебя и люблю, и уважаю, как игрока, особенно как соигрока - да мазер оф год, продолжай, не останавливайся, нутыпонял)
А еще я влюбилась в то, как ты подаешь те или иные эмоции, насколько это выверено и логично, насколько в точку, в тему, в образ и вовремя – это одна из твоих изюминок, родной) И для меня этот пост ревности - очередное тому доказательство.
Ты в журнале – и я горжусь тобой, и еще немножко радуюсь тому, что этот пост был написан для меня. И личное пусть останется за кадром, а здесь я скажу тебе так: пусть вдохновение не покидает тебя и впредь, пусть на каждую шикарную музыкальную вещь ты напишешь еще не одну роскошную текстовую, пусть этот запал, азарт и жажда писать не пропадают – ведь куда ты без этого, а куда я без тебя?) И вообще, Престон, нам с  тобой еще столько трупов хоронить, что только играть и играть)
Вдохновения тебе на новые посты и новые игры, разумеется, со мной, к черту скромность – теперь ты мой, я долго этого ждала и теперь ты не отделаешься)
Лучи насилия, мой  талантливый генерал, с меня шлюха в торте и борщ на плите)
Твоя Мася
   
(с) Сид

https://66.media.tumblr.com/4503d7e6cfca3cf942d150e14e1d4500/tumblr_octdw9l2iT1us77qko1_1280.png

http://s6.uploads.ru/9XDIb.png
Энджел

http://s0.uploads.ru/wZFS5.png
Рокки

http://s1.uploads.ru/sdctn.png
Хельга

http://se.uploads.ru/aYiQd.png
Алистер

http://s4.uploads.ru/e4lip.png
Ник

http://s2.uploads.ru/aW05Q.png
Арчи

http://se.uploads.ru/bzNsL.png

Ей не хотелось говорить об этом, не хотелось ничего объяснять и оправдываться, ибо все, что она чувствовала – это необходимость очутиться там; можно называть это «шестым чувством», можно – обыкновенным любопытством, но для Ланы это все же было сродни паломничеству, которое если и не очистит ее душу, то принесет малую толику облегчения и уверенности в том, что она еще не упустила свой шанс воспарить над искушенной и изуродованной пороками толпой, стать на голову всего этого выше, начать жить с легкостью в сердце и руками, вскинутыми к небесам, а не опущенными к земле в ржавых кандалах, в которые сама же себя заковала; склонная в юности своей к самобичеванию, Лана могла видеть в небольшом спонтанном (как ей казалось за неимением возможности читать истинное отношение к происходящему Адриана) путешествии еще и кару – путь, который нужно пройти для искупления, только вот в оное она не верила, будучи человеком религиозным, но не относящим себя ни к одной из существующих конфессий. Быть может еще и поэтому было так сложно ей в последнее время – всегда легче, когда тебе есть к кому обратиться за поддержкой, даже если это нематериальный идол, живущий лишь в воображении и на устах тех, кто мнит себя пророком того или иного бога.
«freedom is by no means free» Ника

Шнур находится довольно быстро. И пятая попытка в моем понимании это действительно индикатор впечатляющей скорости, ибо в моих собственных апартаментах все намного сложнее, там организованы разве что принадлежности для рисования по коже, все остальное может оказаться в самых неожиданных уголках. Правда, я не был стопроцентно уверен, что шнур подходит ноутбуку за неимением последнего, и вообще его же надо и к зарядке подключить, не только к экрану. Ладно, ищем сначала самое главное. Ноут. На письменном столе его почему-то нету. И на кровати тоже. И под одеялом. И под пледом. И даже под столом. Застываю посередине комнаты с незримой потерянностью и делаю оборот вокруг своей оси, пытаясь найти неизведанные доселе потайные места. Насколько это будет легально, если я загляну в ее комод и кто вообще держит гаджеты в комоде? Не, это не дело, так не пойдет. Наверняка Тима должна знать привычки Мако, но она же хрен выдаст секретную информацию. Задобрить ее обратно что ли. Нахожу кошку, гордо восседающую на каком-то странном коврике, но поначалу не придаю этому значения. Подношу руку с очень виноватым видом, собираясь ласково вычесать из нее всю злобу, и меня тут же останавливает ее угрожающее шипение. Эй, ну все, хорош. Давай дружить обратно.
«enjoy the silence» Таддео

Вдыхать жизнь полной грудью и просто жить. Не оглядываясь назад, не пугаясь кошмаров, доверяя своим снам. Спокойная жизнь честной, свободной женщины, которая на собственную беду всё ещё любит, но втайне надеется, что это пройдёт. Пройдёт, как порез, как ожог, как синяк. Душа Ли больше не кровоточит. Уже не так больно.
Но всё равно Лесли чувствовала себя, словно так и осталась на привязи, словно железная цепь, приковавшая её к Джиму Гордону, натянутая, сжимает её горло. А в голове так и крутится: «Если бы…»
Если бы в Ли было меньше гордости.
Если бы Джеймс понимал, что даже будь он самым коварным готэмским преступником, она всё равно будет его любить.
Если бы Ли не поставила точку в их отношениях, то имела бы возможность вернуться.
Если бы Джеймс позволил Ли вернуться.
Нет, не так…
Если бы Ли позволила себе забыть всё и вернуться к нему. 

«mad hearts. burning city.» Рита/Лесли

Знаешь ли ты, как болезненно по нервам проходится звук захлопываемой двери, когда твоя почти обнаженная фигура остается в недрах квартиры, куда мне с этой минуты нет входа. Пусть знаю, что достаточно легкого стука, как услышу шаги за отделившей нас преградой. Но мне нет сейчас там места. Вернуться - признать, как тяжело оставлять тебя даже на несколько часов до новой встречи. Лицо пылает, когда осторожно прижимаюсь лбом к холодной поверхности, за ней тепло твоего дома, твое обволакивающее тепло, заставляющее сейчас до медного привкуса сжать зубы на и без того отливающей багрянцем губе. Безумно трудно оторваться от двери.
Отталкиваясь ладонью, задержать ее на безучастном дереве.
Скажи, что там, за дверью твое сбитое дыхание.
Признайся, что твои пальцы судорожно по ее поверхности ищут мою руку.
Маргарет, не молчи. Пожалуйста. Ты сводишь меня с ума.
А вдруг твоя фигура прильнула к окну и дожидается меня у подъезда? 

«there is a fire burning in your veins» Дамиан

Нет худшего наказания для него, нет большего разочарования, чем ощущать себя в чём-то слабым и зависимым. Алекс знает за собой этот грех, знает, как тяжело ему смириться с этой неизбежностью... Неизбежность, воистину, самое что ни есть чёткое определение судьбы, любой человеческой жизни, зябко растворяющейся в будничной суете. Он идёт по медленно мрачнеющей улице, разве что не бежит в привычном темпе до своего дома, на автомате отслеживая происходящее вокруг и думая только лишь о той навязчивой мысли, что сидит в его голове, будто вбитый с размаха гвоздь. Как никто иной, в этот день он понимает фанатиков, что сходят с ума от своих предрассудков, коим посвящают каждое мгновение жизни. Это неотвратимо, это истощает все силы и вызывает у него искреннее отвращение к самому себе. Слабость, скрытая от людей под непробиваемой маской грубой физиономии и обнажённая до костей перед самим собой. Слабость. И кто её вызвал? Девчонка шестнадцати лет от роду, которая, ни дать - ни взять, ещё ни черта не видела в этом мире. Он сам смотрит на него только издали, приглядывается, готовится к прыжку в неизвестность. А эта малолетка, не так давно выдвинувшая претензию на звание женщины, уже вкусила власть над людьми (ох, он уверен, что она это понимает) и втайне упивается своим незаслуженным даром.
«Но в глазах твоих теплятся звезды» Камилла/Алекс

Сколько они знакомы? И не вспомнить. Нескладная незаметная девчонка превратилась в занозу в заднице со своим язвительным языком, с неизвестно откуда взявшимся вкусом и умением давать отдачу на все его выпады. Перепалки стали обычном делом подобно соревнованиям в остроумии и ведению счета, и все равно как—то они умудрялись работать и ставить журнал приоритетом большим нежели собственные задетые чувства, в коих сам Дэвид и сомневался до недавнего времени. Чуждые ранее ревность, ненависть пожирали его изнутри, заставляя забыть о воспитании и манерах, которыми он так славился, и все это мог вызвать один человек. Одна женщина. Что пострадала в аварии из-за его задетого самолюбия и поведения ребенка с отобранной игрушкой и желанием наказать обидчика, вот только ребенком он не был и возможностей подать холодное блюдо было предостаточно. Для начала необходимо найти слабости противника – в данном случае это работа. Потом придумать, как превратить любимую работу в невыносимую, и додумался же до того, чтобы вставлять палки в колеса и практически сорвать мартовский выход нового номера. Стэнли не сомневался, что выстроиться очередь содрать с него кожу, как только станет известно об истинном поводе подачи заявления увольнения по собственному желанию.
«see I wanna move, but can't escape from you» Дэвид

http://se.uploads.ru/xKjQ9.png

(не)контролируемое безумие

Лучшая игра недели

День был тяжёлым, душным, долгим и знойным. Он рассыпался на кончиках пальцев чёрной как сажа пылью дороги, забивал лёгкие выхлопами газов, припекал сверху знойным июльским солнцем, злобно скалившимся из зенита. Всё тело было влажным от пота, липким, и Энджел никак не мог усидеть на месте, неуютно ёрзая на пассажирском сидении краснобокой старушки Миртл. Ему было жарко. Ему было плохо и больно, и он ощущал, к собственному же удивления, как совершенно непривычный, не свойственный для него капризный, хныкающий звук срывается с губ.
Энджи болел уже несколько дней. По началу он решил, что вся эта хворь яйца выеденного не стоит и не обратил никакого внимания на глухую тянущую резь в мышцах. Он видел пятна крови на своём белье, но и это не смущало его. До сегодняшнего утра. Пока они с Рокки не погрузили скромные пожитки в каддилак и не дали по газам, оставляя за спиной несколько месяцев счастливой жизни. Солнечную Калифорнию, подарившую им столько незабываемых моментов, соединившую их (Энджелу хотелось верить, что навеки)?

Энджел

Рокки откровенно злился. День был тяжелый, он за рулем с раннего утра, а остановок они особых не делали (только пару раз делали пис-стопы, но этого было мало). А еще кончились сигареты, что не могло не злить Муна, ведь магазинов вокруг не было. Кроме того, Энджел последние дни был какой-то мрачный, хмурый, а начиная со вчерашнего дня он еще и ныл, постоянно чем-то недовольный. И если поначалу это казалось Муну забавным, то сегодня к вечеру начало выводить из себя. И ладно бы повод поныть был стоящим, так нет – Ангел просто тупо нарывался на ссору, а Рокки было абсолютно не до этого. У них оставалось всего сотня-другая баксов, никаких перспектив, а нужно найти квартиру и, может быть, временную работу. Теперь, когда рядом с ним этот ребенок, он уже не может жить, не думая о последствиях.
Но когда Энджел в очередной раз завел пластинку, раздражая Муна еще больше, он резко крутанул руль, виляя по дороге под длинный гудок встречной машины. Он невнятно ругнулся, крепко вцепляясь в руль, бросая на любовника раздраженный и сердитый взгляд.

Рокки

всего на миг, я перестал дышать тобой...

Им не был необходим скандал, чтобы окончательно закрепить над рушащимися отношениями иллюзорный карающий меч, который рассек бы их судьбы пополам и заставил бежать друг от друга, как от опасной чумы. Их чувства, которые вовсе не исчезли и обагрились вязкой кровью, терпели тысячу порезов в секунду. И порезы эти были словно нанесены грязным листком бумаги с ядовитыми краями, боль от которых терзает тебя снова и снова куда сильнее, чем к примеру острие ножа. Яд с завидной точностью распространяясь по телу, доходил до сердца и вызывал удушающее чувство обреченности. Совершая ошибку, ты не задумываешься об её истинной стоимости. А когда приходит время платить по счетам и зловещий коллектор в лице собственном: с совестью за плечом, чувством вины в душе и горькой правдой в глазах - заставляет упасть на колени... Тебе бессмысленно идти на попятную. Приходится сдаться. Приходится принять терновый венок и закрепить на голове так, чтоб корни его проросли до самого подсознания. Виновнику - высшая мера наказания. Высшая боль и худшая из судеб.
Натаниэль/Марк

Две недели прошли, словно в горячечном бреду. Уэйд оглох, онемел, потерял счет времени. Сон больше не шел к нему, и те жалкие обрывки отдыха, что удавалось урвать измотанному организму  превращались в его личный кошмар, от которого он просыпался в холодном поту и слезах. Он начинал бредить наяву, чураясь теней, а голос Марка мерещился ему с пугающей частотой. Глубже погружаясь в мир собственной боли и рухнувшей жизни, Уэйд не желал всплывать на поверхность. Для чего ему жить, если вся жизнь, до того сконцентрированная в Марке, теперь стала жалким существованием. Наверное, было бы проще, если бы он возненавидел Эванса, если бы проклинал его за содеянное, но этот исход Колман выбрал сам. Сам разрубил затянувшийся узел.
Да и нельзя ненавидеть и любить одновременно. И вранье все, что от любви до ненависти - лишь шаг. Ты либо любишь, либо нет. И Уэйд еще тогда, в свои шестнадцать знал, что это навсегда. Один человек, единственная в жизни любовь, которую не сможет перечеркнуть даже смерть, но сейчас он думал, что лучше было бы умереть.
Юджин/Уэйд

this is war

С черепашьей скоростью я вернулась обратно, победоносно водрузив на барную стойку бутылку чего-то там, словно приперла значимый трофей. В моих глазах светился триумф, а сердце бешено колотилось. Нужно было срочно разрядить обстановку, и предложение выпить было скорее извиняющимся жестом, нежели реальным желанием. Но когда Уилл сказал, что это неплохая идея, я с ним мысленно согласилась. От небольшой порции никто не умрет ведь. И ничего такого не случиться. Многие люди разбавляют беседы алкоголем, чтобы легче шла. Почему мы должны быть исключением?
Ах, да. Потому что Эллис имеет тенденцию начинать и не останавливаться. Потому что у него с этим бывают проблемы. Но он же под моим бдительным контролем. Наверно, это можно считать аргументом.
Я разлила по четверти бокалов и вернула бутылку на стойку.
- Да, я всегда такая, - без преувеличений, я именно такая, какой видит меня Уильям. Девушка, которая старается думать о последствиях, но не обо всех вспоминает сразу. А когда вспоминает, уже поздно.
Эмили

Неугомонная, сердобольная Эмили Хилл так и не смогла донести до рта кусок котлеты. Уильяму безумно хотелось вздохнуть и шлепнуть себя ладонью по лбу, когда его ретивый стажер снова подорвалась как вспугнутая кошка и кинулась мастрячить порцию еды, да побольше. Эллис никак не прокомментировал ситуацию, позволив Эми делать то, что она считает нужным. Да, это не очень нормально, что девушка физически не может поесть одна, когда рядом кто-то сидит и не разделяет трапезу. Посмотрев на Уилла, обнявшего бокал, и которому, по правде говоря, кроме алкоголя сейчас ничего не надо было, Хилл выглядела так, будто не Эллис заставил её наконец пожрать, а она подло отобрала у голодного африканского дитя кусок хлеба, и взамен сунула пластиковое яблоко.  Решив не задевать девушку капризными отказами, Уильям немедля подвинул тарелку поближе. Он не слишком любил закусывать, когда пьёт, но на этот раз повозил вилкой в пюре.
- Спасибо. Тебе тоже. Ешь давай.
Эллис ещё не притронулся ко второй порции шотландского виски, как Эмили залпом осушила свой бокал и захихикала.
Уильям

Поспей за лошадью

Порой ему жаль, что невозможно вытянуть такие же серебряные нити, как в знаменитом фильме о мальчике, который выжил, чтобы потом пересматривать некое подобие фильма, а не создавать эти картинки лично. А может быть это и к лучшему, иначе сколько бы времени оставалось на реальность, которая вот, под боком? Знали ли приятели, ставшие частью его новой жизни, что конные прогулки – «привет» из прошлого? Того прошлого, когда такие уикэнды были обязательными, когда держаться в седле приходилось скорее от необходимости, а не по желанию, а потом слушать часовые разговоры ни о чем, которые проводились его родителями и их партнерами. О, Англия, ты напомнила и здесь о себе.
Вардлоу крутит в руках абонемент, который был подарен на день рожденье, и прикидывает все за и против однодневной поездки. С одной стороны, это не так далеко от Нью-Йорка, а значит день влюбленных пройдет как и было запланировано, и получать недовольное сопение в течении следующего месяца Кристофер не будет, с другой, нужно ли все это? Потратить выходной чуть по иному, вернее, кардинально по иному.
Кристофер

Я любила лошадей, почти боготворила. И все кто хоть немного узнавал меня, знали о моей любви, хобби и увлечение, если это можно как то назвать. У себя в Англии у меня был "пожизненный" абонемент на одну из конеферм и уже любимая лошадка, которая была на правах частого клиента моей. Помимо того, что я считалась одним из спонсоров этой конефермы, я еще и давала денег именно на свою лошадку. Я мечтала о своей конеферме, но не смотря на размеры сада Эммы, все же там для лошадей будет мало места. Не будет того простора.
Когда я улетала в Америку даже не задумывалась насколько много оставляю на родине. В том числе свое любимое дело - верховая езда. Мне хватило двух недель, чтобы я начала тосковать. Но и это не могло повлиять на мое решение остаться в этой чужой для меня стране. Я до сих пор не могла пристроиться к американскому говору, и частенько меня не понимали. Но так как мы с дочерью жили можно сказать обособленно, в квартире у брата все было на английский лад, да и везде, где касалась моя рука превращалось в английское, то меня не сильно беспокоило что-то "постороннее".
Надин

don't yawn, cause this is Africa

Кого-кого, а морщерогих кизляков Рипли за всю свою не очень то и долгую жизнь встречал достаточно часто, чтобы теперь не скрывать улыбки от упоминания этих не самых загадочных существ. Начиная с представителей мэрий тех городов, где им доводилось останавливаться с цирком, чтобы разбить свой шатёр. Конечно, на счёт фиолетовой шерстки вопрос оставался открытым, однако рог у каждого закручивался тем сильнее, чем большую сумму для руководителя шапито они озвучивали. Чтобы отлавливать подобных экземпляров, Элис не стоило бы уходить из криминальной хроники, а потому мысли о прекрасной Ларе Крофт зашли для Купера куда лучше предыдущего ассоциативного ряда, больше саркастичного, чем минорного. Просто острые социальные и денежные вопросы словно зачарованные обходили Рипли стороной, оставляя в осадке немного идеализма, щепотку романтизма и целый выводок мозгошмыгов.
Абсолютно киношные, сделанные из крашеного пенопласта развалины древних храмов его совершенно не манили, даже если шли в наборе с Джоли, призывно и опасно сжимающей свои богические губы.
Рипли

Углубляться в описание традиций и обычаев своего семейства Элис не собиралась, по крайней мере, сейчас, когда их знакомство с Купером знаменовалось не годами, а какими-то обрывками часов, сливающимися воедино из-за количества употреблённой бодяги, которую закусывали таким же непонятно чем, слепленным на скорую руку. Она и заговорила-то о своих предках исключительно из необходимости пояснить нехитрую цепочку образов, вылившуюся к приблизительному сравнению собственной судьбы с судьбой персонажа. Конечно, до психанутых на всю голову Блэков Фишерам было далековато, даже её матушка, для которой на первом месте всегда стояла репутация, а уже потом всё остальное, не могла посоперничать с родичами упомянутого Сириуса. Хотя бы потому, что не была злой, да и собственную жесткость, порой переходящую в жестокость, считала мерой временной, носящей воспитательный характер. Будучи недовольной дочерью, она могла не разговаривать с ней месяцами, но в конечном итоге всегда сдавалась под напором отца, и начинала это делать, пусть своеобразно и в своей манере.
Элис

http://sd.uploads.ru/ZTfE5.png

http://sh.uploads.ru/F3KBS.png
Мэдисон
посмотреть

https://68.media.tumblr.com/df4eb8002acd49b7a079b21a8b1a532c/tumblr_olh20lbkAl1us77qko1_250.png
Амелия
посмотреть

http://sg.uploads.ru/bX0jz.png
Алиссия
посмотреть

https://68.media.tumblr.com/680c036a347b22ffc23eaf00fbbcc4ab/tumblr_olhih6LzPO1qdqywso1_250.png
Дэвид
посмотреть

http://sg.uploads.ru/WbXev.gif
Хайди
посмотреть

http://s6.uploads.ru/SNtOK.png
Дамиан
посмотреть


0

10


http://sg.uploads.ru/Rsa6y.png

http://sh.uploads.ru/Su8Pn.png
Я - странник. В этом мире нет моего пристанища, нет места, где я могу остановиться хотя бы на время и отдохнуть от своих изысканий. Моя жизнь - это неторопливое путешествие, миллионы шагов один за одним в поисках неизвестности. Я пересекаю тысячи дорог, ступаю по пыли и грязи, утопаю в снегах и дождевых лужах. Ради тебя я сгораю на костре. Из-за тебя я замерзаю у подножия льдистых гор. Я не ведаю покоя.
Точно так же, как не ведаешь и ты.
Наши пути расходятся всё время: от века к веку и изо дня в день. Сколько раз мы пытались расстаться навсегда, ты помнишь? Мы идём в разных направлениях, мы преследуем разные цели, мы живём в разных мирах и эпохах, но судьба вновь сводит нас вместе и затем также вновь разлучает. Мы ходим по кругу, который ни одному из нас не удаётся разорвать. Скажи мне, ты действительно хочешь этого? Ты хочешь, чтобы я исчезла навсегда?
Нас не может разлучить даже смерть. Для нас не становится преградой любовь. Ты помнишь, сколько раз мы пытались убить друг друга? Помнишь, как много раз отдавали свои сердца другим? Иногда мне кажется, что всего этого не было на самом деле. Всегда были и будем только мы и бесчисленное множество дорог, на которых всегда встречаются наши следы. Этот мир слишком мал, чтобы по-настоящему разлучить нас. Чтобы мы смогли навсегда стать свободными друг от друга.

читать продолжение: «Clouded by memories of the past»

Мне вчера сообщили, что лучший пост у тебя, и я сразу забегала по комнате с воплями "надо написать речь! Срочно речь!", прекрасно осознавая, что делать это я не умею. Я не стану говорить, что моя интуиция чуяла тебя в таблице, потому что это не правда. Но она у меня вообще плохо работает, так что этот случай нельзя назвать рядовым. Мой дорогой Х, я хочу поздравить тебя с тем, что ты в очередной раз доказала, что ты лучшая. Хотя вот мне эти доказательства не нужны совсем. Потому что я и так это знаю. Ты обладаешь какой-то своеобразной магией слова, и все твои посты для меня особенные. Колкие фразочки, множество деталей, мимика, мелкие жесты, удачно вплетенная речь, уместные отступления - все это ты. Я не знаю, как ты это делаешь, но ты словно чувствуешь, что именно мне от тебя нужно в постах. Открывая свежее письмо, я знаю, что там будет как раз то, что нужно. Все персонажи, которых ты мне писала, все персонажи, которых тебе ещё только предстоит написать, и все персонажи, о которых ты ещё даже не подозреваешь, выходят у тебя живыми и дышащими полной грудью. В них нет плоскости и наигранности, нет шаблонов, и этим они хороши. Я ещё не знаю, кто такая Джетт, но уже чувствую ее, и в этом твоя заслуга. Я хочу сказать тебе огромное спасибо за твою удивительную способность попадать чётко в яблочко, поддержать любую мою безумную идею и добавить красок и эмоций туда, где уже все, казалось бы, затухло.
Поздравляю тебя, мой милый Х. Не останавливайся. Своим присутствием в моей жизни ты делаешь меня лучше.
   
(с) Эмили

Камушек, ты же успела накраситься? Ты ведь готова к тому, чтобы твоя мордаха болталась в шапке форума всю неделю и радовала глаз с и-деееально подведенной стрелочкой?
Но даже если нет, не спеши печалиться, мы любим тебя и такой, без стрелочки.
На этой неделе ты лучшая. Твой пост - начало загадочной истории, в одном из героев которой, мы узнаем очень знакомого человечка (интересно с чего бы? Где же Шерлок). Все, начиная от эпиграфа и заканчивая оформлением привлекает взгляд, но самый смак начинается внутри. Я люблю читать самострелы, потому как в обычных постах зачастую не передать живость простого диалога между двумя людьми. Обмен фразами, за которыми мы уже видим само действие начиная от закатанных глаз до мимолетной улыбки. Мы чувствуем переданную тобой грусть и ловим настроение. И, конечно же, хотим узнать, куда сбежала эта девчонка? Давай. Хватит собой гордиться, иди пиши продолжение. Я все сказала.

(с) Медея

Давно твоей наглой кофейной морды не было в таблице! Я с нетерпением ждала этого дня. 12 ЛЕТ ЖДАЛА, В АЗКАБАНЕ! /драматичный крик а-ля Сириус Блэк/ И вот он настал, с чем я тебя и поздравляю.
Мне нравится смотреть на то, как ты раскрываешь своих персонажей в постах. Неважно, для какой игры они написаны. Важно - то, КАК ты их пишешь. А пишешь ты их восхитительно. Да, я читаю практически все, хотя иногда забываю поставить плюсы и сказать тебе о том, что я читала. Понятьпростить забывчивую Хайди. Но я безумно рада, что эти посты нравятся не только мне, чему свидетельство - твоя красивая мордаха в таблице форума. Камушек, я искренне поздравляю тебя с постом недели! Уверена, что это не последний твой триумф, так что давай, жги, старушенция! Мы все верим в тебя, а также сильно любим. А я ещё и обнимаю. Смирись.

(с) Хайди

https://66.media.tumblr.com/4503d7e6cfca3cf942d150e14e1d4500/tumblr_octdw9l2iT1us77qko1_1280.png

http://se.uploads.ru/p5cAU.png
Рэй

http://s1.uploads.ru/gM7wu.png
Матиас

http://sf.uploads.ru/xJran.png
Мария

http://s2.uploads.ru/iI7Zo.png
Бенджамин

http://s8.uploads.ru/b4FHG.png
Иджи

http://sd.uploads.ru/2K4Ev.png
Дейна

http://se.uploads.ru/bzNsL.png

«Какой же ты счастливец, Трэвис Грегори Грант – ты не помнишь. Не помнишь свое прошлое и не оглядываешься за спину в моменты сомнений. Ты не помнишь даты, а потому не расстраиваешься, когда понимаешь, что нужный день уже позади. Ты не помнишь меня, и позволяешь себя поцеловать женщину, которая, как тебе кажется, нуждается в человеческом тепле и защите, не понимая, что лучше бы тебя защитили от нее. От того, что я могу привнести в твою жизнь, не спрашивая разрешения – видишь, я уже делаю это, уже вхожу в те двери, которые ранее были для всех закрыты, не дожидаясь приглашения, оставляю отпечаток своих пальцев и губ на твоей посуде и аромат моих духов в ванной комнате… Отсрочивая момент, когда ты, наконец, вспомнишь и сможешь сдержать свое обещание. Обещание свернуть мне шею, чтобы только я смогла взглянуть на этот мир твоими глазами, пусть всего на секунду.»
Андромеда бессильно опускает руки, когда Грант открывает глаза и с непониманием смотрит на влажные соленые дорожки слез, медленно подсыхающие на сухой коже щек – в такие моменты принято спрашивать, в чем дело и случилось ли что-то, но оба сохраняют молчание, будто бы способны общаться одними лишь взглядами и прикосновениями.

«Meet the seventh» Андромеда

Я мало что помню из своего детства – так писал он под угасающее звучание ре – только то, что всегда считал, что в этом мире мне места нет. Я мог проснуться посредине ночи и, пугая родителей, рассказывать им с недетской серьезностью о том, что все это – моя жизнь и жизнь людей вокруг меня – неправильно. Слишком много войны, смерти и грязи. Слишком много боли. Тем, кто живет, не думая ни о чем, плодится, трахается, и снова плодится, и снова трахается – это откровение неведомо. Но я-то знаю – мы все отбываем срок. Наш мир – чистилище, а наша жизнь – не больше чем тестдрайв нового мерседеса S-класса. Тот, кто пройдет испытание, может рассчитывать на перерождение. Тот, кто не пройдет, вернется к истокам. Я всегда это знал. Но вот помнить не помнил.
Но сейчас, в этот самый момент, я как никогда прежде, близок к тому, чтобы познать истинный смысл божьего замысла. Я – Кардинал. Такого мое имя и моя сущность.
2, 1, 0.
Время – вышло.

«close my eyes» Киллиан

Зря ли она так безоговорочно ему доверяла? Распростертая на жесткой кровати, пружины которой, изношенные со временем никак не давали нормально уснуть, пусть она потихоньку начинала привыкать, и чувство утренней разбитости начало сменяться бодростью, Джей во все глаза разглядывала нависавшего парня, чтобы еще больше утонуть в том, что ее так влекло к нему. Она доверяла ему буквально с самой первой встречи, с того момента, когда за внешней мрачностью и непривлекательностью, ей увиделся образ полюбившегося с самого детства темного рыцаря, что приходил на выручку с той поразительной частотой, будто бы сам и был повинен в ее злоключениях той ночью. Но откуда ему было знать, что малолетние девчонки не рискнут самостоятельно соваться в круглосуточный магазин, хотя за прошедший месяц, побывав в нем уже дважды, Джей даже прониклась атмосферой раздрая, но защищенности того места. Или это была заслуга неизменно возвышавшегося за плечом Мэда, в нетерпении ожидавшего, когда девчонка наконец сделает этот сложный выбор между мятным и экстрамятным орбитом, заодно молясь, чтобы на глаза той не попался еще и дирол. Так же он едва ли знал, что пресытившаяся утомительной вечеринкой школьница, останется без денег и решит уйти домой пешком.
«Увы, не все Псы попадают в Рай.» Джэйд

Найдя в подвале веревку, Эванс трясущимися руками вяжет из неё удавку, которую привязывает к балке проходящей поперек потолка. Приставив табуретку, он становится на неё и надевает петлю на шею. Достав из кармана мобильный, Марк пытается в который раз набрать номер Уэйда. Вот идут гудки, один за другим. Каждый из этих гудков будто бы отмеряет секунды до конца его жизни. А после срабатывает автоответчик и принцесса просит оставить ему голосовое сообщение.
- Я не забуду, Уэйд! - истерический крик вырывается из Марка напоследок и он в отчаянии бросает телефон в стену напротив. Его последние слова адресованные Колману: не признание в любви, не просьба простить. Он был категорически не согласен с решением Уэйда, которое тот принял за них обоих, поэтому... Поэтому Марк принимает собственное решение, которое было бы лучшим выходом для них обоих или...Нет? Он затягивает узел на шее покрепче и чувствует, как колени дрожат и табурет начинает шататься под весом его тела. Конечно же, он не хотел умирать. Но отчего-то в последний момент, уход показался парню лучшей идеей, своего рода искуплением за грехи и обречением себя на больший из возможных грехов.

«всего на миг, я перестал дышать тобой...» Натаниэль/Марк

Не могла же она раствориться. Значит пошла на улицу. В туалет, может, захотела."
Но несмотря на заверения самой себя, что всё хорошо, страх гнездился внутри, уютно устроившись, и не желал исчезать, заставляя вздрагивать от шороха собственных шагов. Ругая про себя неуемную Мирту, Эл вышла из подъезда и нахмурилась. В каком-то закоулке горел свет, и его отблески отражались от окон здания на другой стороне. Пару раз моргнув и убедившись, что это не галлюцинация-последствия болезни, она направилась к источнику. В городе был кто-то ещё живой, и хотелось бы надеяться, что этот кто-то окажется кем-то из их отряда. Надежда вспыхнула и погасла, задушенная страхом. Тишина давила на плечи, шорох собственных шагов казался гулким топотом. Чем ближе она оказывалась к цели, тем меньше желания было оказаться на освещённом участке. За очередным поворотом ей показалось, что она видит Мирту. Окрик застрял в горле – в фигуре историка была какая-то странность. Прижавшись к стене, Эл сосредоточилась целиком и полностью на знакомом силуэте, отвлекшись от дома, светившегося как маяк в ночи. Выждав еще какое-то время, решилась перебраться поближе и едва успела увернуться от брошенного камня.

«| Женщины умирают позже мужчин, потому что вечно опаздывают |» Эл

Много позже он будет цепляться за эти всплывающие в голове образы как за воспоминания о сестре, чтобы самостоятельно анализировать отношения с ней, но тогда только злился и сжимал свои огромные ладони с нелепо-длинными пальцами в кулаки, когда машинально начинал что-то подобное напевать. Он не помнил, как они менялись до тех пор, пока маленькая ладошка не вытащила его из проклятого омута. Ради этих ладошек и пронзительных глаз он стал готов сворачивать горы. И вот одним утром улыбчивая женщина все с теми же морщинистыми руками, как и у всех, но каким-то особенным, северным, именем предложила ему показать, как делать блины в форм кроликов. Простая, вроде бы, наука и маленькое чудо для девочки восьми с половиной лет. Он надеялся, что это сработает спустя еще восемнадцать, как всегда запоздало, как попытки пересчитать хрупкие птичьи кости под заливистый детский смех или помощь при падении, хотя она теперь уже точно умела вставать с земли сама. Мэттью всегда опаздывает и его опоздания меряются не минутами, но годами.
Джэнни, его малышка, была рядом, но все еще за стеной.

«за петлицу я тебя тяну» Мэттью

http://se.uploads.ru/xKjQ9.png

С закрытыми глазами

Лучшая игра недели

В гостиной повисла долгая пауза. Девушка перестала напрягать слух. Получив небольшую передышку организм сразу ответил увесистым шлепком по затылку. Месяц в тепле и сытости не смог восполнить жизненные ресурсы. Мария продолжала чувствовать себя постоянно уставшей и больной. Коротенький разговор с гостем и ползанье по полу вымотали ее. В голове шумело. Подсознание восставало против  необъяснимого желания услышать о чем говорят за стеной. Ей это не нужно! Девушка вредила своей разболтанной психике, пропуская через себя переживания Арчера.  В голосе Бена столько горячи и сожаления. Его отчаянье причиняло боль. Не правильная эмоция в отношении  палача-садиста сломавшего ее жизнь. Бетанкур должна ненавидеть. Она пыталась проклясть Бена. Напророчить монстру равноценных страданий и мучительной смерти. Мысли материальны. Подкрепленные обидой проклятья доходят до адресате.. Частично возвращаются бумерангом к отправителю, сохраняя природный баланс зла. Ответки ирландка не боялась. Дело обстояло куда хуже. Функция ненависти оказалась сломанной вместе со способностью любить и желанием жить.
Мария

Вывернутая наизнанку душа даже спустя время не принесла облегчение. В голове застряли отголоски разговоров, долбящие эхом в раскаленных висках. Хотелось зарыться с головой в подушку и просто забыть этот день. Еще один никчемный год, покуда он топчет грешную землю. Почему все не могло решиться на склоне замерзшей горы? Зачем кто-то его отыскал? Зачем помог? Бен не заслуживал помощи. Особенно от женщины, сына которой он убил. Знает ли она правду теперь? Проклинает ли его? Ей наверняка сообщили о гибели сына. Не сложно сопоставить дважды два и понять, что именно он был пассажиром. Выжил, а следовало поменяться местами с пилотом, тогда бы в мире сохранился хотя бы какой-то баланс добра и зла. Бен сеял слишком много черноты, то, что сделал с Марией и скольким людям отобрал право на жизнь. Все неправильно. Обезумевший мир посчитал, что еще рано его отпускать. Он сотворил еще слишком мало зла.
Но это не так. Зла было достаточно. Для него достаточно. Бен больше не хотел причинять боль, видеть, как любимые люди отворачиваются от него и больше не чувствуют ничего. Больше не осталось любимых людей.

Бенджамин

Back when I was a child

Фантазии Эйдана далеки от идеала. Они не выдуманы, не сотканы из грёз, они связаны с далёким прошлым, которое с некоторых пор стало для него вымышленным. Прошлым другого человека. В центре пёстрой сцены, худой нереальной сереной с огромными кукольными глазами и таким же фарфоровым лицом, обрамлённым блестящими волосами-искусственной паклей, стоит девочка. Стройная. Недвижимая. Волшебная. Она дёргает тонкими светлыми бровками в приступе вопрошания и разжимает худые пальцы, выпуская из рук поводок. Где-то лает собака, где-то хныкает капризно ребёнок. И на этом звуке больная голова Монтгомери вдруг вздрагивает и цепляется мёртвой хваткой. Каприз ребёнка становится громче, он наливается силой своего существования и берёт верх над прочей какофонией звуков, становясь единственной доминантой во всём этом представлении. Голос меняет тембр, становится выше и «моложе» прежнего, громче, настойчивее, назойливее. Это уже не капризный вскрик, это громкий отчаянный плач, соизмеримый с голодным рёвом новорождённого дитя. Монтгомери жмурит мокрые от пота веки, а виски его, аккуратно стриженные, но взъерошенные вдруг надуваются, демонстрируют синюшность напряженных вен. Их англичанин сжимает дрожащими пальцами.
Эйдан

Мэдисон стоит перед дверью, и разница между реальностью и тонкой марью воспоминания - всего-то в том, что дверь перед ее глазами материальна и выглядит куда менее обшарпанно, чем та, что возникнет перед ее глазами годы спустя. За окном, по правую сторону от ее плеча, медленно прячась в мерцающих золотых искрах и теплом дымном воздухе, тлеют последние солнечные часы этого дня, томительно мягкие, густые, точно патока, и чарующе тихие для города, постоянно окутанного, будто паутиной, - неумолчным гулом человеческих голосов. Мэдисон вздыхает, стараясь ничем не выдать своего присутствия, и мнется пятками в правильно-розовых девчоночьих носках по гладким доскам паркета; на каждом вдохе она чувствует, как где-то между легкими и горлом шаловливо трется ощущение иступленного, почти веселого сомнения. В руке девочка держит надкушенное с бочка миндальное печенье - скудный трофей, с ласковой, но слегка раздраженной улыбкой врученный ей матерью в обмен на несколько часов благообразного одиночества и тишины. В большой нью-йоркской квартире, пропитанной тихим щелканьем настенных часов, она ощущает это одиночество особенно остро: оно гнездится совсем рядом с ужасной скукой, которая, хотя Мэдисон еще этого не знает, совсем скоро будет ее идолом, единственным богом и законом ее жизни.
Мэдисон

Выживут только любовники.

Куски вырезанных внутренностей, с которыми не мог справиться измельчитель в трубе кухонной раковины, он аккуратно убрал в плотные пакеты и выпустил из них весь лишний воздух. Багровый, в синих мраморных прожилках, ливер, плотно набитый в куль, смотрелся аппетитно, точно с полки в отделе свежего мяса. Красота.
Разглядывая ровные ряды ещё тёплых заготовок, Энджел подумал, что можно закинуть их в холодильную камеру ближайшего супермаркета, но это означало дополнительную мороку, неоправданный риск. Пустое бахвальство, а ведь слишком много людей, считавших себя чересчур сообразительными погорело именно на таких мелочах. Ты начинаешь задаваться, считать себя неуловимым, всемогущим, и с этого момента можно начинать рыть себе могилу. Закончишь ты дни на электрическом стуле, в тюремной камере или в комфортабельной клетушке психбольницы, - не суть. Важно то, что утратив способность адекватно оценивать реальность, ты перестаёшь её контролировать. Зарвёшься, и вот уже не ты диктуешь правила, а тебе зачитывают права. Он ведь и сувениров на память никогда не оставлял, хотя часто хотелось, так сильно, что ладони зудели от нестерпимой тяги, как у заправского клептомана.
Энджел

Мун сжал зубы так, что они едва не начали крошиться, но не произнёс ни слова, понимая, что ничем хорошим это не закончится.  Но спорить не стал, понимая, что это будет ещё хуже – устраивать сцены в магазине при всех ему не хотелось. Иначе придётся поубивать половину жителей этого крошечного городка рядом, чтобы устранить свидетелей своего падения.
Хах. Рокки проследил хмурым взглядом, как жена и рыжий следуют к машине, и не мог отделаться от странного щемящего чувства, которое пузырилось внутри него. Ему казалось, будто что-то произошло, что-то, что изменить будет не так просто.
Ему стоило больших трудов, чтобы выкинуть эти опасения из головы, и подойти к машине. Закинув пакеты с покупками на заднее сидение, Рокс устроился на своём законном водительском месте. Рядом уселась Сара, а назад она устроила их попутчика, имя которого Рокки так и не узнал.
Своё имя она назвала без сомнения, всё-таки Сар в мире куда больше, чем Рокки. Более того – они радостно переговаривались, но Мун слушал их в полуха, потому что планировал, когда они избавятся от рыжего. И старательно отгонял от себя мысли, что не хочет этого делать. Не потому что в нём проснулось человеколюбие, вовсе нет.
Рокки

Close enough to kill

Раздается щелчок. Сид поднимает глаза на дверь, хотя прекрасно знает, кто находится по ту сторону – единственный человек из окружения ирландки, кому выпало несчастье обладать дубликатом ключа от новой обители могильщицы; скорее, в легкую пробу замешательства ее приводит внезапное появление любовника – и еще раз: внезапное – после таинственного,  молчаливого и мать-вашу-почти-месячного отсутствия.
Джонатан улыбается (еще бы): он принес с собой гостинцы и многозначительное «Привет», которое является лаконичной версией «Привет, ненасытное чудовище, твоим страданиям пришел конец, раздевайся, я весь твой». Неотзывчивость и неподатливость женщины, которая, скорее, по инерции касается ладонями спины любовника – на самом деле объясняется легко и просто: возник вопрос.
Сид человек простой: встречает человека – знает, куда девать его труп.
Памятуя собственный опыт, ирландка понимает, что в жизни бывают огорчения, но ведь с другой стороны: у них с Джоном свободные отношения, никто никому ничего не запрещал, а еще прошел месяц, Карл!
Сид

– Ты бы только себя слышала, – негромко проговаривает Джон, устало выдыхая. Натянув штаны обратно, вжикает ширинкой и, звякнув пряжкой, затягивает ремень. Услышанное – почти признание в любви, которого от Самин в обычной ситуации не дождешься, но, видно, в чем-то она все-таки совершенно типичная женщина: всегда выбирает для откровений самый неподходящий момент.
Престон поворачивается к любовнице, но почти не смотрит на нее. Сперва его взгляда удостаивается кухня, затем – ловко расфасованные по квартире следы присутствия чужака. Недолго думая, патолог собирает мусорный пакет из ведра под раковиной – «Ну, хоть предохранялась», – при виде содержимого морщится про себя Джон, – затем подбирает с пола чужие начищенные ботинки, чужую куртку, завязывает пакет узлом и, почти равнодушно минуя Сид, выставляет собранное добро за дверь. Парня на лестнице не видно – и хорошо, потому что иначе патологу снова придется его бить, уже не из ревности, но для соблюдения норм этикета, – но, если он еще где-то неподалеку, у него есть шанс забрать свое барахло и не разгуливать по Манхэттену босиком.
Джонатан

Wicked Game

Возможно, он говорил правильные и нужные вещи для тех, кто до неё оказывался в этой комнате, но Одри себя вровень с остальными не ставила никогда. На чьей стороне ей быть? Её сторона не менялась уже двадцать восемь лет – Пейдж всегда играла только за собственную команду. Она ведь так и не ответила на вопрос, кем ей приходится Агата, и какие отношения их связывают. Судьба любит оригинальные повороты сюжета, так что Одри на минуту представила, каким боком обернулась бы ситуация, окажись ведьма её заблудшей матерью, нашедшей своё чадо в самый сложный для него период. Как Пэрриш выкручивался бы в таком случае? Насколько сложно следовать его указаниям, но целенаправленно вести его в пропасть? Выступая против Агаты, Одри наживала себе врага в лице ведьмы. Бодаясь с Пэрришем, она переходила дорогу всему полицейскому управлению. А стены тем временем сдвигались всё плотнее, оставляя всё меньше лазеек, над каждой из которых следовало подумать. На данный момент, пока она всё ещё находилась на территории капитана, с ним следовало соглашаться, пусть и прихватывая зубами щеку изнутри, ибо под его взглядом тянуться к монете не хотелось.
Словно прочитав её мысли, капитан завёл совершенно новую песню: о контроле и о способах его достижения.
Элеонор/Одри

Медленно и методично разворачивая рукава рубашки обратно, чтобы у запястий скрепить манжеты пуговицами, Хантер почти по-змеиному усмехнулся, когда из полного яда рта Пейдж выпорхнуло целое слово: «Спасибо», - и даже обращённое именно к нему. Но комментировать это проявление вежливости, по крайней мере той, на какую задержанная вообще была способна снисходить, не стал, только сделал себе заметку, что Одри знакома не только со словом «пожалуйста», которое она выталкивала из себя несколько минут назад, словно пыталась его ртом родить. Что ж, по крайней мере, не придётся её учить благодарить, раз она уже это умеет. Продев пуговицу в отведённую для неё дыру, Хантер взмахнул рукой одёргивая рукав и снял со спинки стула пиджак, вдеваясь в рукава. Он умел читать людей, и хоть не мог залезть Пейдж в голову, вытянув на поверхность все необходимые ему ответы, но мог различить идущую внутри неё борьбу с самой собой. Обучение сдержанности началось независимо от её желания, стоило лишь Пэрришу переступить порог допросной, выпроваживая детективов. Он редко сам проводил допросы, не встревая до тех пор, пока не выходили на первый план очевидные проблемы, не дающие возможности рядовым полицейским продолжать общение с задержанным.
Зеро/Хантер

http://sd.uploads.ru/ZTfE5.png

http://sa.uploads.ru/eQCqN.png
Алиссия
посмотреть

https://68.media.tumblr.com/6aba1bc6cd939d1e1ff675f8b5e4dbd9/tumblr_oly8ucZSDJ1qdqywso1_250.png
Адам
посмотреть

http://funkyimg.com/i/2p7aj.png
Уильям
посмотреть

http://savepic.net/9018645.gif
Рипли
посмотреть

http://funkyimg.com/i/2oZUN.png
Вероника
посмотреть

http://s5.uploads.ru/OHNyL.png
Мэдисон
посмотреть


0

11


http://s8.uploads.ru/dH0fu.png

http://sg.uploads.ru/AGK17.png
Наступало время, когда нужно готовиться ко сну. Бледная тень сметала подолом своего чёрного платья крошки света, оставляя за собой синее, пустое небо. Вспыхнув единожды, дрожали, но всё ещё не могли сгореть - звёздам не до сна. Ветер влажный, бьётся о дрожащие окна, будто прячется от чего-то страшного. Мир заполнила тревога, до самых краёв.
Рита Мэй будет думать, что её предупреждали, что её слёзно просили остановиться. Тени никогда не сгущаются просто так - они прячут в себе Великое Зло. Но тогда Рита думала, что прогонит страшилищ ярким и нелепым нарядом. Если она измажется в крови, то её примут за мёртвую и никогда не нападут. Любую явную угрозу можно миновать. А о скрытых Сорель тогда ещё не знала. Оттого, быть может, она ещё не прятала своих демонов - она жила с ними бок о бок. Их существование было самым естественным, самым настоящим из всего, что происходило в жизни девушки - даже сказки.
Даже сказки, в которые она почти потеряла веру.
Это были незнакомые чувства, болезненные. Все идеи и образы внезапно пропали, оставили её одну, в пустоте, окружённой тенями. Мрак ночи - воплощение одиночества, и нет ничего больнее. Чувства, охватывающие с ног до головы, внезапно замирают комком поперёк горла и не дают дышать. Разорвать себе глотку ногтями, выпустить, отпустить, освободиться и вернуть их путём конца собственной жизни, но демоны Риты держали её за руки и шептали, задыхаясь и посмеиваясь: "Ещё будет, ради чего жить"... Эти мысли не давали покоя, становились ещё одним мучителем, ещё одним всепожирающим огнём, и пора бы сгореть, но толку, если пепел станет частью тьмы и пустоты, от которых теперь точно не сбежать.
Невозможно сбежать от того, что уже часть тебя.

читать продолжение: «close my eyes»

Шел одиннадцатый час ночи, я тихо и мирно выпивал вторую бутылку французского розового, предаваясь воспоминаниям о своем лихом детстве и не менее лихой юности, как вдруг… Прибежал Рауль, с которым мы не разговаривали (во благо или во зло) аж с двенадцатого числа прошлого месяца, когда я приглашал его на свой ДР, не просто какой-нибудь, а юбилейной… Но все это, собственно, не так важно. Важно, что он ко мне прибежал, наорал, что я, де, должен восстать из мертвых, потому как… Рита, господижбожешьмой, ПОЛУЧИЛА ПОСТ НЕДЕЛИ!
Признаться честно, сперва, в моем затуманенном хмелью мозгу промелькнула мысль, что таким образом он хочет получить с меня пост. Но, потом, после тридцатисекундного размышления, до меня-таки дошло наконец, что Рита ПОЛУЧИЛА ПОСТ НЕДЕЛИ!
Что я могу ей сказать на это? На самом деле много чего, но, боюсь, многое из этого «много чего» будет не слишком цензурным, поэтому придется заменять подходящими по смыслу синонимами. Во-первых, Рита – офигенна, потому как дождалась меня в этом отыгрыше, пока я путешествовал по Индии/Китаю/Вьетнаму/Франции/Ирландии/Австралии/Кот-д'Ивуару. Во-вторых, Рита – офигенна, потому как она поддерживала меня, когда я собирался уходить и когда я собирался возвращаться. В-третьих, Рита – офигенна, потому как она в принципе согласилась со мной играть ЭТО (что именно – смотрите в следующих выпусках Рита-Киллиан magazine). И, наконец, в-четвертых, Рита - офигенна, потому как первым же постом в нашем с ней затяжном отыгрыше она попала в десятку.
Детка, ты заслужила эту награду #ящитаю. И я рад, горд, счастлив, что судьба (в лице все того же Рауля) свела нас вместе. Я тебя люблю. Ты молодец. И беги уже, наконец, за своим персональным Оскаром – сегодня Уоррен Битти не ошибся, и он достается именно тебе.
Гип-гип-ура!
   
(с) Киллиан
Рита!
Я совершил ради тебя подвиг, как ты видишь, и растолкал Киллиана. Все ради тебя! И мои слова будут, должно быть, короче, но я хочу, чтобы ты знала несколько вещей: а) Смотри, ты окружена мужиками! Как у тебя такое получается? б) Я вообще знаю, как это получается - ты просто слишком крутая, и каждый твой пост - как маленький шедевр. Вообще сочувствую людям, которые не играли с тобой, потому что они не понимают, какой это кайф: читать твои посты. Не удивительно, что один из них снова лучший. Будь моя воля, так каждый был бы, но столько недель попросту не хватит в календаре) В очередной раз благодарю небеса за то, что мы с тобой познакомились. И желаю тебе, дорогая Рита, чтобы твои трудности реаловые оказались совсем не трудными и закончились очень быстро. Всегда помни, что твои мужики (из них я самый главный, это помни особенно хорошо) всегда будут тебя любить, уважать, обожать и радовать!)
   
(с) Рауль

https://66.media.tumblr.com/4503d7e6cfca3cf942d150e14e1d4500/tumblr_octdw9l2iT1us77qko1_1280.png

http://s1.uploads.ru/uMwUj.png
Эмили

http://s2.uploads.ru/aW05Q.png
Арчи

http://s4.uploads.ru/e4lip.png
Ник

http://sf.uploads.ru/xJran.png
Мария

http://s2.uploads.ru/iI7Zo.png
Бен

http://s0.uploads.ru/wZFS5.png
Рокки

http://se.uploads.ru/bzNsL.png

Иногда при определённом повороте головы, каком-то особенно внимательном взгляде или перед тем, как озвучить протест, Джиневра напоминала внешне своих братьев и отца. Флинн успел полюбоваться на них не только на фотографиях, но и просматривая съёмку с задержаний. Отчасти, поэтому ему настолько удивительно было следить, как она скользит через людской поток с выпрямленной спиной и не сбавляя шага. В такие моменты сомнения в принадлежности к семейству Джеймс одолевали с новой силой. Почему около двух десятков лет находясь среди людей, считающих, что жизнь им чем-то обязана, она никогда и ничего не просила, даже если реально нуждалась в помощи? Может быть, потому что ровно столько времени её и не получала? В одну минуту Флинну казалось, что он её достаточно знает; знает мелочи, которые она любит или не любит; знает предпочтения; знает, как она поведёт себя в той или иной ситуации. А буквально в следующее мгновение начинал считать, что не знает её совсем, пускаясь в это узнавание по новой.
Как только Джиневра отошла на половину квартала, Хэйвуд тронулся с места и поехал вперёд, обгоняя мелкую и проезжая до самого участка. Напротив него у кафе имелась небольшая стоянка, так что Флинн сразу занял парковочное место. Особый обзор входа им не требовался, а внимания они так не привлекали абсолютно.

«Sense and Sensibility» Флинн

И вот она бредет, спотыкаясь, по тротуарам. Желтый букет в одной руке, неиспользованный билет на метро в другой. Здесь когда-то пила. Здесь проходит уже третий раз. На этом указателе со стертой последней буквой заостряет внимание, кажется, каждые пять минут. Пальцы уже немеют от холода этой никак не наступающей весны. Манят неоновые вывески, что освещают путь уже куда лучше, чем догорающий дневной свет.
Ко всем чертям.
Она распахивает двери первого попавшегося бара, но смотрит почему-то в сторону дороги. Дверь поддается слишком легко. Цветы жмурятся и панически хрустят крафтовой бумагой о чужое плечо. Ее отбрасывает на шаг назад этим столкновением. Билет, выпущенный из пальцев, подхватывает ветер. Быть может, повезет кому-то, и он окажется счастливым.
Она выдает под нос свое "смотри куда идешь" и окидывает случайного встречного беглым взглядом. Не за что зацепиться, слишком аккуратный. Прочь.
В баре до странного пусто и прохладно. Не стучит лед о стекло, блестит пустая стойка. Справа компания молодых мажоров отмечает очередной прожитый кем-то год. Слева полноватая дама средних лет чинно посасывает третью маргариту.

«точки на щеках весны» Джэнни

На улице уже стемнело; то есть, это небо было темное, а город оставался хорошо освещенным уличными огнями, светом из окон и вездесущей неоновой рекламой, поэтому можно было не переживать за поздних прохожих, но Рауль все равно переживал. Будь на месте Риты кто угодно другой – и ничего страшного, но с этой девушкой надо было держать ухо востро. Обмануть ее, как думал Ранье, не составит большого труда, и кто-то мог воспользоваться ее наивностью. Рита Мэй, конечно, подобно дикому зверю чувствовала опасность, даже если та исходила от внешне ничем не примечательных людей, но что, если ее чутье дало сбой?
Несколько раз он позвонил – бесполезно.
Позвонил еще, и еще, потом понял, что звонить бессмысленно, но все равно повторял это раз за разом, пока доставал сендвич из холодильника, пока ел его, пока потом надевал ботинки обратно и шел на улицу – искать.
Только он вышел, только подумал, куда пойти в первую очередь, как Рита Мэй перезвонила сама. Рауль успел напомнить себе, что «мамочку» включать не стоит, убедился, что с ней все в порядке, что скоро придет, и снова вернулся днем. Беспокойство отпускало неторопливо, будто нехотя, но Рауль думал о карпах – они плавают, хватают ртом воздух – и успокаивался, раскрывал тетрадь, принимался за незаконченные оборванные ряды нот. Одна за одной, флажок, штиль, точка.

«side by side» Рауль

Я выйду из машины, приподниму воротник куртки, пороюсь в карманах. Всего неделю назад я бы отыскала в них пачку сигарет и дешевую зажигалку, сейчас они пусты. Я слишком усердно готовилась к встрече с прошлым - отказалась от привычек человека, которым была, подальше запрятала свои страхи, оставила только необходимое - мысли, образы людей с которыми хочу поговорить. Сегодня я наступлю на горло своей гордости, слово прости будет звучать чаще, чем я произносила его в прошлом. Знаешь, если посчитать сколько "прости" я по сути задолжала другим, не хватит и дня, чтобы исправить это, не произнося больше ничего, кроме искреннего прости. Я вспомнила, о чем хотела тебе рассказать, хотя могу предположить, что, находясь по ту сторону вселенной от меня, ты и так в курсе всех событий моей жизни. В моей жизни появился другой мужчина. Он вошел в мою жизнь, когда я еще не закрыла за тобой плотно дверь. Мне важно понять насколько бы ты одобрил его, согласился бы пожать ему руку, если бы я могла познакомить вас? Ты всегда воспитывал во мне самостоятельность и силу, а он ставит меня перед зеркалом, становится позади и говорит смотреть. Я в половину меньше, и плеч ширина его меня пугает. Рядом с ним я как ноготок мизинца. Он русский, он медведь по походке, по росту, по поведению.
«It's My Faith» Вероника

Брэдфорд на людях – сама любезность. Это противоречит тому, что Эллрой помнит об этом человеке по хищной встрече в «Сэра», но наблюдать за ними – пусть даже одним глазом – сводит скулы от умиления и скуки. Харрис кажется Тому влюбленным в свою содержанку по уши – в лучших традициях бабских романов, где после злой зависти общества следует шикарная розовая свадьба с голубями, затыкающая любые слухи. А то, что бьет – ну, ревнует к каждому столбу, наверное.
Эллрой не чувствует ничего. Только отстраненное непонимание мира и Элис. Как ей было лень рассказывать что-то о Харрисе, так и Тому становится лень таскаться за ними по светским раутам и вычислять причины поведения Росс и Брэдфорда уже где-то на третий день полевой работы. Если Элис просто соскучилась по сексу с Томом и таким странным образом пыталась возродить то провальное нечто, что у них называлось отношениями – так могла бы не придумывать такие изощренные планы, рано или поздно он сам клюнул бы на крючок. Разве ему много надо? Пару раз задницей вильнула и получила  свои пять раз за ночь, правда, насколько много и что вообще нужно Элис – это уже совсем другая история. А пути женских мыслей даже для такого бабника как Эллрой – неисповедимы и тем прекрасны, что их чувства можно не считать за что-то важное. Включит истеричку – а ты ей дебила и «милая, я не могу тебя постичь, прощай».

«Hide'n'seek» Томас

Просто ей хотелось побыть в одиночестве на сцене, чей задник задрапирован красным занавесом, ей хотелось ощутить мощь своего голоса в пустом зале, ей хотелось ласкать красный бархат занавеса своими пальцами, чтобы он цеплялся за ее кольца – ей хотелось закрыть глаза и представить, как она занимается любовью прям на этой сцене, и, уж конечно, не с Харрисом. В принципе, подошел бы любой мужчина, который не является Брэдфордом.
Черная краска весенних туч собирается на горизонте яркими мазками-всполохами – наверное, будет гроза. Элис закрывает окно, выбросив предварительно сигарету, заводит машину. Ей нужно купить самое лучшее платье на свете.
Впрочем – любое платье будет лучшим, если оно надето на Элис.
В дорогом салоне (язык не поворачивается назвать его магазином), примеряя сотое, никак не подходящее ей платье, Элис почему-то вспоминает свою семью. Мысли эти только ненадолго поселяются в ее голове, затем Элис выгоняет их с облегчением, решив принять за аксиому то, что семья ее мертва в полном составе. Получается даже любить их – униженную мать и алкоголика-отца, любовь к сестре сияет яркими красками – подумать только, смеется Элис, я люблю вас за то, что вы умерли.

«Hide'n'seek» Алиссия

http://se.uploads.ru/xKjQ9.png

всего на миг, я перестал дышать тобой...

Лучшая игра недели

Кто бы мог подумать, что слова Марка сказанные в пылу неудержимых эмоций, тогда, в день его выпускного, станут не просто проведением, а настоящим проклятием. Он даже с количеством лет почти угадал, предрекая крах их с Уэйдом отношений. Но тогда его слова были защитной реакцией юного и по уши влюбленного мальчишки, тогда как сейчас, их смысл обратился против хозяина, расставив все точки над i. Вечности не существует: разрыв - тому не лишнее доказательство. Любовь - какой бы сильной она не была, не всегда способна вынести муки предательства. Любовь не всесильна, когда приходится делать выбор в пользу чего-то более весомого. И сколько бы она не значила для человека, иногда лучший способ справится с потерей - просто отпустить.   
Марк не жил все это время, а влачил жалкое существование, как ему казалось. Время текло слишком медленно, будто бы издеваясь над ним. Минуты и часы ощутимо гасли в его сердце и умирали мучительной смертью, вопя в агонии и доводя Эванса до сумасшествия. Каждый день напоминал сплошной "день сурка", с одной лишь разницей: вчера на ужин был виски, сегодня - джин.

Натаниэль/Марк

Уэйд сидел на корточках  перед  горкой старых разлетевшихся  по полу фотографий. С них смотрели на него незнакомые люди, некоторые были черно-белыми из далеких годов, когда его еще даже в отдаленном проекте не предполагалось. Он ворошил их пальцами, как гору опавших листьев, пробегал глазами по местами тусклым и выцветшим изображениям, а потом подцепил за край одну и встал. Задумчиво поглядел на обратную сторону, оказавшуюся девственно-чистой - без каких либо подписей и пометок, осторожно ссыпал карточки обратно в коробку и задвинул ее ногой в угол чулана.
Фотография оказалась обычной, цветной, родом, наверное, еще из девяностых, если судить по одежде и возрасту Клайва, который и был на ней изображен. Куда больше его занимал другой персонаж - юноша, чем-то неуловимо похожий на самого Уэйда, с дерзким упрямством во взгляде и лучистой улыбкой. Камера запечатлела его в момент смеха  - видимо, склонившийся к его уху Клайв рассказывал парню что-то очень забавное и тот смеялся. Открыто и чисто.
- Что-то ты притих, мил друг, - заметил Клайв, когда Колман, едва не вписавшись в дверной косяк, остановился и протянул ему фото.

Юджин/Уэйд

С закрытыми глазами

Это был просто разговор двух знакомых, друзей. Они друзья. Только и всего. Этим он пытался успокоить себя, хоть и видел, какими глазами смотрел на нее другой. Так не смотрят друзья. Даже близкие друзья. Так смотрит влюбленный в женщину мужчина. Бен тоже смотрел на ее такими глазами, пока Мария не перестала видеть в нем ничего больше, чем монстра. Но он был ее монстром. И думать не мог о других женщинах. Не мог отыскать ей замену. Такой попросту не было. Она слишком сильно въелась в сердце и в почерневшую душу, забралась под кожу, поселилась в голове и мыслях. Какой же он дурак... Смеет грезить о той, которую уже не вернуть назад. Они не были вместе долгие месяцы. Бен сам прогнал девушку. Она могла начать новую жизнь, ведь именно этого он и хотел, когда указывал ей на дверь. Чтобы она жила, не оглядываясь назад. Забыла все дарованные им ужасы и боль. Вновь смогла полюбить, смеяться и жить. Чтобы была счастлива. Сейчас Мария выглядела счастливой в обществе друзей. Если в первые минуту он даже издали чувствовал, как напряжены были ее плечи, то теперь она расслабилась и наслаждалась глотком свободы. Ей не нужно было время, ей нужна была свобода от него.
Смог бы он сейчас развернуться и выйти в ту дверь?
Бенджамин

Прикасаться к ней сейчас не слишком хорошая идея. Пинок локтем всколыхнул таившуюся в груди боль. Мизерный отголосок пережитых ранее стараний с детонировал, посылая по телу волну испепеляющего жара.  За отсутствие приступа спасибо лекарствам. Мария подошла слишком близко к опасному краю за которым обрыв и падение в глубину ненавистного подвала кишащего кровавыми призраками. Вдох-выдох. Поперек горла стал желчный ком. Девушка нащупала резинку под браслетом. Спустила ее ниже по запястью. Несколько раз щелкнула себя по руке. Поморщилась. В голове наступил небольшой просвет. Компания рядом до сих пор бурно обсуждала состояние бывшего коллеги по центру помощи. Сплетничали, что его бросила жена. Забрала детей и переехала в Небраску  к своей интернетовской любви.  Он решил искать спасение на дне бутылки. Старая история. Бетанкур цеплялась за болтовню, используя ее в качестве спасательного круга. Она на благотворительном вечере. Вокруг люди. Опасности никакой нет.  Мраморный пол не разверзнется под ногами. Она не провалится в тартарары.
- На перьях краска распределилась не равномерно, - Род продолжал водить пальцем по шее. В осторожных касаниях Марии мерещился сексуальный подтекст.
Мария

Несносный босс

"Она. Меня. Достала".
С какой силой нужно пытаться влезть человеку в мозг, чтобы он то и дело поминал тебя не самым добрым словом. Рита Мэй Сорель раздражала, действовала на нервы... Да просто БЕСИЛА, в конце концов. Юхан держался, улыбался, сцепляя до скрежета зубы, очень стараясь, чтобы эта улыбка не выходила похожей на оскал, вежливо отвечал и злился, злился, злился...
Рита очень ловко впилась в оболочку его головного мозга буквально с первых дней знакомства. Сначала Юханнес не поверил. Не поверил тому, что у такого серьёзного и респектабельного человека, как уважаемый мсье Сорель может быть такая взбалмошная дочь. Называть бестолковой Лофгрен её бы не стал, но то и дело ему казалось, что скоро он выскажет ей в лицо абсолютно всё, что он думает о взрослых, получивших образование, девушках, ведущих себя, тем не менее, как дети.
"Достала".
В очередной раз с раздражением перелистнув страницу каталога имеющихся в наличии экспонатов его нового "музея" Юхан задержался взглядом на двух совершенно одинаковых греческих амфорах.
Юханнес

«Он. Меня. Достал».
С какой силой нужно было выедать мозг, если Хэл, жизни своей не представляющая без ежедневной работы с антикварными вещицами и предметами, готова была вцепиться клиенту в глотку. Мистер Смит, один из самых верных и обладающих высокой покупательской способностью клиентов, с, безусловно, хорошим вкусом и приличествующей в антикварном деле дотошностью, за последнюю неделю настолько эту самую дотошность проявлял, что даже обладающая практически безграничным терпением Хэлори, начинала подумывать о лежащем под стойкой мачете.
Учитывая передачу лавки новому владельцу, - пересчет и перепись имеющихся в наличие экспонатов, расшифровка записей в торговых книгах, подбитие балансов, сальдо, активов и прочей бумажной лабуды, - мистер Смит имел все шансы остаться без чего-нибудь очень дорого сердцу и кошельку.
«Достал».
Рибаш сияла приклеенной улыбкой, сосредоточенно пересчитывая пуговки-жемчужинки на прекрасной сохранности жилете начала XIX века, на стоявшем прямо за спиной мистера Смита манекене.
Хэлори

Если долго всматриваться в бездну

Уильям, насупившись, угрюмо смотрел на судмедэксперта, пока та изучала фотографию. Если Нина и прониклась, глядя на двух счастливых улыбающихся старшеклассников, то не слишком. Разве что её голос изменился: оставаясь по-прежнему отстраненной, мисс Мур уже не была настроена недоброжелательно. Уилл понимал, что эта женщина наверняка устала после тяжелого дня. У неё «висят» куча дел и трупов; её дергают все, кому не лень, задавая тупые вопросы; вредные детективы подгоняют: «Когда-когда-когда ты отдашь отчет, когда-когда-когда?», а теперь ещё и Эллис докопался, не даёт уехать домой.
Он забрал у Нины фотографию и бережно спрятал обратно в карман. Спасибо, мисс Мур, прямо утешила. Теперь Эллису однозначно светит перспектива весьма плодотворно провести ночь в компании с бутылкой и собственным воображением. Врагу не пожелала бы такой смерти… Отличный старт для размышлений. Можно представить, что у Анны вытаскивали органы через естественные отверстия тела. Или что её неоднократно насиловали инородными предметами.
Мысли ещё не оформились, а Уильяма уже затошнило. Он терпеть не мог такие туманные формулировки. Не мешало бы уточнить, по какой шкале ведется оценка ужасности данного преступления.
Уильям

Поднявшись с постели, она первым делом направилась к окну и открыла шторы, впуская в комнату сероватый утренний свет. Этим утром ей хотелось жить, улыбаться и радоваться новому дню.
Босыми ногами женщина прошла до небольшой кухни и запустила кофемашину. Пока она варила вкуснейший капучино, Мур успела принять душ и одеться в темно-бордовый брючный костюм и кремовую блузку с кокетливым кружевным воротничком. В спешке не было нужды, так что Нина, не торопясь, выпила кофе с круассаном, наложила макияж и убрала темные волосы в тугой пучок на затылке. В последний момент сунув ноги в темно-коричневые замшевые туфли и подхватив с банкетки у входа сумку, женщина выскользнула в подъезд.
Закрыв за собой дверь и повернув ключ в замке, Мур застучала каблучками по лестнице. Почти повернувшись к лестнице, она заметила, что ради разнообразия её почтовый ящик сегодня не пуст. Пришлось вернуться в квартиру и нетерпеливо перебрать ключи, ища нужный. Вскрыв почтовый ящик, Нина достала оттуда обычный бумажный конверт.
Сев в машину, доктор первым делом достала из сумки письмо. На конверте неожиданно не оказалось почтовых марок и штампа принявшего его отделения. Нахмурившись, Нина тут же вскрыла его.
Нина

Курс конфетной терапии

Ненадолго нейтрализовав Ник пирожным, хирург закатил глаза, а протянувший ему руку Митчелл, похоже, его понял – во взгляде читается: а я, мужик, ее уже двадцать пять (или сколько там?) лет терплю, приятно познакомиться, сочувствую. И это все за пару секунд продолжительности рукопожатия. Арчи его тоже хорошо понимает, ведь и у него есть сестра – правда, старшая, и, правда, длани к небесам в их тандеме чаще возводит она, – но это все уже роли не играет.
Вид у Хита сегодня помятый, оно и понятно: домой вчера шел спать, а в итоге полночи пробухал. Сначала в компании Веры, обдолбанной кокаином и вывалившейся из очередного творческого кризиса прямиком на хату к старому другу. Сидела, широко раздвинув ноги на мужской манер, тянула из холодильника банку за банкой, опохмеляясь после абсента, и снимала всякую хуйню, узревши отблески Вселенной в бликах годами побитой пепельницы, пока Арчи, закинув ноги на спинку дивана и принявшись за тот самый абсент, рассуждал (а вернее, ныл) о смысле жизни и своих хронических неудачах с женщинами.
– Так, может, ты педик?
Арчи

Ах ты подлый человечишка! – возмущенно думает таксистка, но вслух выражать мысль не собирается – в ее руках, помимо пироженки, связка брелоков для ключей – и все они в виде персонажей из «Звездных войн». Подарок на Рождество, лучше которого и не сыскать, и одно то, что брат не поленился сообразить радость для своей повернутой на культовой саге сестры, делает Картер дико счастливой.
Когда Митчелл уходит, Ник предлагает Арчибальду устроиться там, где ему будет удобно, заодно пристально разглядывает его лицо.
- Ты хвастаешься новыми очками или собираешься достать нейтрализатор памяти из «Людей в черном» и заставить меня забыть о том, где находится детское отделение и что там можно раздобыть? – чуть хмуря брови, она готова в один момент выбить из рук хирурга всё, что вызовет у нее подозрение.
Упоминание об индейке и наличие хорошего воображения проворачивают в голове Картер приличную картину, и теперь женщина почти чувствует этот вкусный, пьянящий аромат, отчего рот наполняется слюной, а желудок бы и рад заурчать, да только пирожное в состоянии поглощения – принимает весь удар на себя.
Ник

http://sd.uploads.ru/ZTfE5.png

http://s4.uploads.ru/7Ybk1.png
Дамиан
посмотреть

http://savepic.net/8980467.gif
Рипли
посмотреть

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/03/d2629225eb5e080d8228309e08a6c4bc.png
Джонатан
посмотреть

http://funkyimg.com/i/2pzCJ.png
Дианна
посмотреть

http://funkyimg.com/i/2pupH.png
Уильям
посмотреть

http://sh.uploads.ru/FjWKB.png
Алиссия
посмотреть


0


Вы здесь » American Ultra » ПАРТНЁРСТВО » Manhattan


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC